Единичное, особенное и общее НКФ

КАТЕГОРИИ МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ДИАЛЕКТИКИ

Рассматривая качественную определенность вещей и явлений, мы установили, что они отличаются друг от друга. Нет абсолютно одинаковых вещей. Даже двух одинаковых листьев на дереве не бывает, каждый из них чем-то отличается от других, имеет свои,
только ему присущие особенности. Совокупность индивидуальных, неповторимых черт, принадлежащих отдельной вещи и отличающих ее от всех других предметов, называют единичным. Именно на основании таких черт мы можем, например, выделить
знакомого нам человека из многих тысяч людей.

Но вещи не только своеобразны и отличны, они также и сходны между собой. Нет вещей, которые бы не имели ничего общего. Так, хотя люди и отличаются друг от друга, но у них имеются черты, благодаря которым они и являются людьми. Даже вещи, которые на первый взгляд не имеют ничего общего, при более внимательном рассмотрении оказываются сходными в некоторых существенных свойствах, сторонах, качествах.

Возьмем, например, такие минералы, как алмаз и графит.
Алмаз — кристалл, драгоценный камень, по твердости превосходящий все другие природные вещества. Чаще всего он бесцветен, но может быть красного, оранжевого, зеленого цвета. Алмаз плохо проводит электричество. Графит же — это черная, жирная
на ощупь масса, очень мягкая. Он хорошо проводит ток, непрозрачен, имеет металлический блеск. Вместе с тем оказывается, что при всем различии между ними алмаз и графит имеют глубокое внутреннее сходство. Они представляют собой природные разновидности одного и того же химического элемента — углерода.
Резкое различие их физических свойств обусловлено разным молекулярным строением.

Значит, алмаз и графит наряду со своими отдельными, индивидуальными свойствами обладают всеми свойствами углерода. Поскольку углерод является химическим элементом, алмаз и графит имеют также свойства, присущие химическим элементам.
Наконец, и алмаз, и графит — это вещи, материальные предметы, и, следовательно, им присущи черты, общие для всех материальных объектов.

Сходные, одинаковые, повторяющиеся черты, принадлежащие ряду вещей, называются общими, а сами эти вещи образуют класс, или множество.

Как показывает пример с алмазом и графитом, общность существенных свойств или сторон предметов не всегда видна с первого взгляда, не всегда лежит на поверхности. Она может корениться в общности происхождения, в подчинении одним и тем же закономерностям или в том, что данные предметы представляют собой звенья единой цепи развития.

Характер общности также бывает различным. Алмаз имеет ряд свойств, которые отличают его от другой разновидности углерода — графита. В то же время алмаз является углеродом. Наконец, алмаз представляет собой простое вещество. Если свойство
быть углеродом является более общим по сравнению со свойством быть алмазом, то в отношении свойства быть простым веществом оно является менее общим. Менее общее свойство в отношении свойства более общего выступает как особенное.

Свойства и черты, которые присущи всем без исключения явлениям действительности, называются всеобщими, или наиболее общими. Всеобщие черты развития вещей и явлений, формы их существования исследуются диалектикой и отражаются в ее
законах и категориях. Самой важной и предельно общей из этих категорий является категория материи, которая охватывает бесконечное качественное и количественное многообразие мира вещей и явлений по их всеобщему свойству быть объективной реальностью. В данном случае познание отвлекается от конкретных сторон и связей отдельных вещей и процессов, схватывая главное, определяющее, общее для них всех, а именно их объективность.

Следовательно, объективно не только единичное, но и общее.
Особенность объективного существования общего заключается в том, что оно существует не отдельно от конкретных вещей, а в самих этих вещах как их общие свойства, черты, стороны. Возьмем, например, яблоко, грушу, сливу и т. д. Они обладают свойствами,
которые присущи им всем, любому плоду вообще. Это и есть общее, существующее в отдельном и через отдельное.

Как прежние, так и современные объективные идеалисты полагают, что общее существует отдельно от единичного, от конкретных вещей, как нечто самостоятельное, что общее предшествует единичному и творит его. Так понимаемое общее превращается в абсолютную идею, в идеальную сущность конкретных вещей, которая будто бы и определяет их бытие. Но ведь никто не видел «дом вообще» или «лошадь вообще», никто никогда не ел «плод вообще». В действительности люди имеют дело только с конкретными домами, лошадьми, плодами.

Многие философы, в том числе материалисты-метафизики, впадали в противоположную крайность. Они отрицали объективное существование общего, заявляя, что объективно существуют лишь отдельные вещи. Общее, по их мнению, есть не что иное, как результат человеческого мышления, и создается разумом человека для собственного употребления. Общее с этой точки зрения представляет собой лишь значение слов нашего языка.

Материалистическая диалектика исходит из того, что единичное и общее существуют во взаимосвязи. В «Философских тетрадях» В. И. Ленин писал: «…отдельное не существует иначе как в той связи, которая ведет к общему. Общее существует лишь в отдельном, через отдельное. Всякое отдельное есть (так или иначе) общее. Всякое общее есть (частичка или сторона или сущность) отдельного. Всякое общее лишь приблизительно охватывает все отдельные предметы. Всякое отдельное неполно входит в общее и т. д. и т. д.»

Каждый конкретный предмет представляет собой единство общего, особенного и единичного.

Так, каждый пролетарий обладает индивидуальными чертами (единичное). Если он докер, то он обладает особенностями портовых рабочих (особенное). У него есть и черты, свойственные любому пролетарию,— он живет продажей своей рабочей силы (общее).

Диалектико-материалистическое понимание общего и его взаимосвязи с единичным очень важно для правильного познания действительности. Мы уже видели, что общее коренится в сущности вещей, выступает как проявление их внутреннего единства.
Поэтому познание сущности предметов и явлений, законов их развития заключается в познании общего. А познается общее через единичное. Вначале при помощи органов чувств человек воспринимает единичное, отдельные явления и их различные свойства.


Затем мышление анализирует эти восприятия, отделяет существенное от несущественного, общее от единичного и, синтезируя, сочетая общие и существенные признаки какого-либо класса явлений, вырабатывает понятие об этих явлениях. Понятие всегда выражает общие и вместе с тем существенные черты, свойственные определенному классу явлений. В целом процесс познания идет от единичного через особенное к общему и всеобщему.

Категории единичного и общего помогают также верно понять процесс возникновения нового. Дело в том, что новое в природе и в обществе часто возникает не сразу. На первых порах оно зарождается как единичное, затем укрепляется и формируется,
становится особенным, а потом общим или даже всеобщим. Так зарождаются все новые начинания и движения, например социалистическое соревнование, движение ударников коммунистического труда; так возникло и укрепляется коммунистическое сознание.


Коммунистическая общественная формация впервые начала складываться в одной стране, а в настоящее время социалистическая революция победила в большой группе стран, образовавших мировую социалистическую систему. Коммунизм сейчас выступает
уже как особенное. Неизбежная победа коммунизма во всем мире приведет к тому, что он станет всеобщим.

Неверное решение вопроса о соотношении общего и единичного приводит к серьезным теоретическим и политическим ошибкам.
Так, для догматизма характерно непонимание того, что общее существует в особенном и единичном и потому проявляется всегда в той или иной конкретной форме, в зависимости от условий, конкретной обстановки и специфических особенностей развития явления. Игнорирование специфики единичного, перенос центра тяжести на применение общего, независимо от изменения условий и обстоятельств, неизбежно приводит к тому, что догматики твердят общие формулы, не анализируя в должной мере новых обстоятельств, и тем самым отрываются от жизни, от народных масс.

Другая ошибка, свидетельствующая о неверном решении вопроса о соотношении общего и единичного,— это недооценка, а то и прямое отрицание роли общего и преувеличение роли особенного и единичного. Эта ошибка является источником релятивизма,
который в политике обычно связан с правым ревизионизмом. Известно, что ревизионисты замазывают или прямо отрицают наличие общих для всех стран закономерностей социалистической революции, преувеличивают значение особенностей отдельных стран.
Творческий марксизм-ленинизм исходит из того, что реализация общих закономерностей социалистической революции является обязательной, ибо они имеют решающее значение, и в то же время требует вскрытия и учета особенностей проявления этих
закономерностей в каждой стране в зависимости от ее конкретно-исторических условий.

Причина и следствие

Поделиться