Познание как процесс отражения действительности в сознании человека НКФ

КАК ЧЕЛОВЕК ПОЗНАЕТ ОКРУЖАЮЩИЙ МИР

Наиболее общие законы развития природы и общества, которые изучаются диалектикой, являются также законами познания. Знание законов и категорий материалистической диалектики помогает разобраться в одной из центральных философских проблем, раскрывающих вторую сторону основного вопроса философии: способен ли человек познать объективную действительность и как протекает процесс познания?

Вопрос о познаваемости мира, о способности человеческого мышления постигать истину имеет огромное значение для науки и практики. Если мир и законы его развития познаваемы и наши знания правильно отражают действительность, то познанные силы природы и общества могут быть поставлены на службу человеку.

Однако не все философы признают тот, казалось бы, очевидный факт, что мир познаваем. В прежней и современной
буржуазной философии познаваемость мира открыто отрицали и отрицают агностики. Они заявляют, что наше познание не дает верной картины действительности, что ее нельзя познать ни с помощью органов чувств, ни с помощью разума.

Существует несколько разновидностей агностицизма. Некоторые агностики исходят из того, что источник знаний человека — это опыт, а опыт, по их мнению, есть не что иное, как совокупность наших ощущений, восприятий. Судить о достоверности наших мыслей о предметах означает с этой точки зрения сопоставлять свои мысли со своими же собственными ощущениями или восприятиями. Получается, что мы не можем знать ничего, кроме своих собственных ощущений и восприятий.

Этот вывод ошибочен, потому что сам опыт истолковывается здесь в идеалистическом духе. На самом деле в опыте человеку даны не просто его ощущения и восприятия, за которыми ничего больше не стоит. В ощущениях и восприятиях человека правильно, верно отражаются объектчвно существующие вещи, их свойства.

Среди агностиков есть и такие (Кант и его последователи), которые признают существование вещей независимо от
человеческого сознания и все же считают их непознаваемыми. При этом они рассуждают следующим образом. Вещи воздействуют на наши органы чувств и вызывают у нас ощущения и восприятия. Однако эти чувственные данные не содержат сведений о сущности самих вещей. Метафизически противопоставляя далее чувственный и рациональный моменты познания и разрывая данные опыта и теоретическое мышление, агностики приходят к ошибочному
выводу, будто объективно существующие вещи непознаваемы, представляют собой, как говорил Кант, «вещи в себе». Это приводит к заключению, будто знания о сущности вещей и закономерностях их развития человек не может получить ни посредством органов чувств, ни с помощью теоретического познания.

Особенно реакционными являются утверждения агностиков о невозможности познания законов общественного развития. Не случайно агностицизм широко распространен в современной буржуазной философии, которая стремится подорвать доверие народных масс к научной теории, указывающей пути и средства революционного изменения мира.


Материалисты и до Маркса всегда выступали против агностицизма, доказывая, что познание есть отражение в сознании
человека объективного мира. Однако, будучи метафизиками, они не умели применить диалектику к теории отражения, к объяснению процесса познания. Домарксовские материалисты не смогли вскрыть диалектический характер связи между качественно различными ступенями познания и объяснить переход от незнания к знанию, от сущности первого порядка к сущности более глубокой и т. д. Позначие, с их точки зрения, представляет собой простое запечатление вещи или ее свойств в мозгу человека. Прежние материалисты брали человека изолированно от общественных отношений и не понимали, что основу познания составляет общественная практическая деятельность, направленная на изменение мира.
Этого не способны понять и современные буржуазные философы, так как они заинтересованы в увековечении апиталистического строя, а не в его революционном преобразовании.

Марксистско-ленинская философия разоблачила реакционную сущность агностицизма и вместе с тем преодолела недостатки нами чувств. Конечно, это не значит, что заключения врача основаны только на ощущениях. Напротив, его выводы — результат глубокого анализа того, что он ощущал, и здесь огромную роль играют практика, опыт, знания.

Идеалисты отрицают, что ощущения могут быть источником достоверных знаний о внешнем мире, давать его объективно верное отражение. Многие буржуазные философы и естествоиспытатели считают, что ощущения отражают не объективные свойства вещей, а лишь изменения, происходящие в органах чувств под воздействием на них предметов. Получается, что содержание ощущений вообще не зависит от свойств внешних раздражителей, т. е. предметов и явлений внешнего мира, а полностью определяется свойствами, природой самих органов чувств.

С этой точки зрения ощущения оказываются не образами предметов внешнего мира, а условными знаками, символами,
иероглифами. Если встать на эту позицию, то нельзя сказать, что именно отображают наши ощущения, что им соответствует, и, следовательно, нельзя объяснить, как же все-таки могут быть познаны вещи. Выходит, что мы не можем знать, каковы вещи сами по себе, ибо знак может обозначать любой предмет, любое событие, но сам он не обязательно похож на то, что им обозначается Таким образом, недоверие к органам чувств как орудиям познания ведет к агностицизму.


Лучшее опровержение «теории иероглифов» — это практика.
Успехи людей в познании природы и общества, их целенаправленная трудовая деятельность были бы невозможны, если бы ощущения не отражали объективные свойства вещей. Более сложной формой чувственного познания являются
восприятия, которые отражают непосредственно воздействующий на органы чувств предмет в целом. Как правило, наши ощущения даны нам не изолированно друг от друга, а в определенном сочетании. Ведь вещь воздействует на разные органы чувств различными своими свойствами, которые в самой этой вещи находятся неразрывном единстве. В процессе совмещения, соединения отдельных ощущений в целостный образ предмета и возникает восприятие. Таким образом, способность восприятия, т. е. способность отражать предмет как единое целое, обусловлена тем, что сами объективно существующие вещи представляют собой определенное единство, целостность различных свойств и качеств.

Чувственное познание человека сложилось как способность восприятия. Мы воспринимаем какой-то конкретный,
определенный предмет (стол, стул, лимон и т. д.), а не набор изолированных синий, фиолетовый цвета. Наш глаз способен различать тысячи цветов и их оттенков. Он различает также яркость света, детали рассматриваемого предмета, формы видимых объектов и многие другие свойства предметов. Внешними раздражителями, вызывающими вкусовые ощущения, являются различные химические вещества, воздействующие на специальные вкусовые органы.

Ощущения являются источником всех наших знаний. «Иначе, как через ощущения, — писал В. И. Ленин,— мы ни о каких
формах вещества и ни о каких формах движения ничего узнать не можем; ощущения вызываются действием движущейся материи на наши органы чувств» . Сравнивая и сопоставляя между собой различные ощущения, можно определить сходные свойства объектов, получить необходимые сведения об их строении.

Ощущения являются источником наших знаний благодаря тому, что они представляют собой субъективный образ
объективной действительности, чувственный образ свойств предмета.Вместе с тем ощущения объективны по своему содержанию, ибо в них отражаются объективные свойства вещей. Например, сладость, цвет, форма и другие подобные свойства и качества предметов воспринимаются индивидуально, субъективно каждым человеком. Но этот субъективный образ соответствует объективной природе вещей. Так, сладость как вкусовое ощущение отражает объективное свойство сахара или другого сладкого продукта.

Ощущения верно отражают объективно существующую действительность, правильно информируют нас о явлениях внешнего мира. Правда, не все виды ощущений имеют одинаковое значение в жизни человека. Одни из них передают более ценную для практической и познавательной деятельности человека информацию, другие — менее ценную. Самую большую информацию дает человеку зрение, затем идут слух, осязательные, вкусовые и обонятельные ощущения.

Различная степень развития органов чувств подтверждает марксистское положение о том, что чувства человека — продукт
закономерного развития природы и прежде всего самого человека как социального существа. Природная и социальная среда, практическая деятельность формируют чувства человека, оттачивают их остроту. Так, опытный сталевар по оттенкам цвета стенок печи или| расплавленного металла может определить его температуру. Врач, прослушивая больного, определяет состояние его организма по тем шумам или пульсу, которые он улавливает своими орга-накопленный предшествующими поколениями и закрепленный в орудиях производства, зафиксированный в языке, науке,
культуре и т. д.

Как же осуществляется процесс познания? Ответ на этот вопрос дали основоположники марксизма. «От живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике,— писал В. И. Ленин,— таков диалектический путь познания истины, познания объективной реальности». Следовательно, процесс познания включает чувственное познание (живое созерцание), рациональное познание (абстрактное мышление) и практику.

Чувственное познание включает в себя три формы: ощущения, восприятия и представления. Чем же эти формы отличаются друг от друга и как они связаны между собой?

Начальной формой отражения мира человеком являются ощущения. Ощущения возникают в результате непосредственного
воздействия материальных объектов, вещей на органы чувств. В. И. Ленин отмечал, что «ощущение есть действительно
непосредственная связь сознания с внешним миром, есть превращение энергии внешнего раздражения в факт сознания».
Воздействовать на органы чувств могут самые разнообразные свойства вещей. Мы можем ощущать твердость предмета, воспринимать звуки, цвета и т. д. Разные вещи и явления действуют на органы чувств по-разному. В одном случае органы чувств вступают в непосредственный контакт с предметами. Так возникают, например, ощущения сладкого или соленого, упругости, гладкости и т. д. В другом же случае мы воспринимаем предмет на расстоянии. Таким путем возникает, например, зрительный образ предмета в результате воздействия отраженного или излучаемого им света на сетчатку глаза. Но как бы ни действовал предмет на наши органы чувств, ощущение появляется как результат воздействия на них внешнего раздражителя (электромагнитных и звуковых колебаний, механического давления и т. д.).

Так, например, источником зрительных ощущений является такой внешний раздражитель, как свет, т. е. электромагнитные
колебания с определенной длиной волны. Человеческий глаз воспринимает электромагнитные колебания, длина волны которых находится в пределах 760—647 миллионных долей миллиметра, как красный цвет. Колебания с более короткой длиной волны воспринимаются как оранжевый, желтый, зеленый, голубой, прежних материалистических теорий познания. Как показали классики марксизма, основной порок агностицизма заключается в метафизическом противопоставлении идеального материальному и чувственных данный мышлению. Обосновывая невозможность познания мира, агностики неверно истолковывают опыт, изгоняют практику из теории познания, принижают разум человека, обрекают людей на пассивность. Однако их вывод о непознаваемости мира опровергается успехами практической, трудовой деятельности людей. Тот факт, что люди все глубже познают природу и общество и преобразуют их в соответствии со своими целями, служит лучшим опровержением агностицизма, не верящего в силу человеческого разума.

В основе теории познания диалектического материализма лежит признание того, что внешний мир существует объективно и отражается в человеческом сознании. Это значит, что предметы явления действительности, их свойства и отношения
воздействуют на органы чувств человека, вызывая у него соответствующие ощущения и восприятия, на основе которых человек вырабатывает понятия. Внешний мир, его предметы и процессы являются источником всех наших знаний.

Процесс познания не является пассивным запечатлением окружающего мира человеком субъектом, как это полагали
метафизические материалисты. В своей трудовой деятельности люди активно преобразуют природу и общество, и эта деятельность выдвигает перед ними определенные задачи, решение которых требует познания законов природы и общества. Следовательно, познание — это активное и целенаправленное отражение действительности, а не просто пассивное ее созерцание.

Диалектический материализм рассматривает познание человека, его мыслительные способности как продукт общественного развития, как результат активного преобразования общественным человеком окружающего мира. Материальная деятельность людей, направленная на преобразование природы и общества, составляет основу познания и его цель.

Ф. Энгельс подчеркивал, что существеннейшей основой человеческого мышления является изменение природы человеком и что его разум развивался соответственно тому, как он научался изменять окружающий мир х. Все формы познания вырабатываются в процессе практики, совместной трудовой деятельности людей. Человек познает мир, находясь в обществе и используя опыт, ощущений (цвета, формы, запаха и т. п.). Поэтому восприятия возникают не только на основе ощущений, но и одновременно с ними.

Как и ощущения, восприятия являются идеальными образами предметов, и их нельзя осязать или видеть. Они отражают
преимущественно единичные предметы с их внешней стороны. Однако при определенных условиях такое отражение может быть не совсем точным. Это зависит от состояния органов чувств, от положения воспринимаемого объекта и т. п. Так, ложка в стакане с водой кажется изогнутой, Солнце выглядит сравнительно небольшим и т. д. Но это обстоятельство не является непреодолимым препятствием к познанию. Человеческое познание протекает и в других, более совершенных формах, чем ощущения и восприятия. Знания, полученные путем ощущений или восприятий, уточняются, корректируются мышлением, а выводы мышления проверяютя практикой. Так взаимодействие ступеней и форм познания и практики позволяет человеку за видимостью, кажимостью распознавать объективное положение дел, способствует более точному отражению
общих и существенных свойств различных предметов и явлений.

Мозг способен сохранять в своей памяти то, что человек воспринимал когда-то ранее, и воспроизводить воспринятые образы предметов, когда эти предметы отсутствуют. Такой воспроизведенный образ предмета, не воздействующего в данный момент на органы чувств, называется представлением.

Представления создают возможность обобщений, так как сохранение в памяти образов предметов делает возмежными
процессы сравнения, сопоставления и отвлечения, выделяющие их типичные, характерные черты. Итак, если восприятия отражают предметы во всех их конкретных, неповторимых свойствах и деталях, то представления выделяют их общие черты. Выделение общего помогает познанию сущности предметов. Имея представление о какой-либо вещи, мы быстрее постигаем ее особенности, назначение.

Ощущения, восприятия и представления, т. е. формы чувственного познания, являются образами действительности. «Основное отличие материалиста от сторонника идеалистической философии,— писал В. И. Ленин,— состоит в том, что ощущение, восприятие, представление и вообще сознание человека принимается за образ объективной реальности. Мир есть движение этой объективной реальности, отражаемой нашим сознанием»х. В отличке от знака образ сходен с тем, что он отображает. Соответствие образов объективной природе вещей проверяется практикой.

Человек не останавливается на ступени чувственного познания. Он может выйти за его пределы, узнать о всеобщих,
необходимых и существенных свойствах и отношениях предметов, познать их закономерные связи, недоступные непосредственному чувственному созерцанию. Это достигается на рациональной, или логической, ступени познания благодаря мыслительной деятельности. Мышление способно косвенным путем установить то, что в настоящее время нельзя видеть или вообще невозможно непосредственно наблюдать. Так, мы не можем чувственно воспринимать условия зарождения жизни на Земле или скорость движения света, однако мысленно человек постигает и такие явления
и процессы.

Переход от чувственной ступени познания к рациональному, теоретическому познанию есть скачок, диалектическое отрицание низшей ступени познания высшей. Следовательно, являясь ступенями единого процесса, чувственное и рациональное познание не только качественно различны, но и тесно связаны между собой.

Абстрактное мышление, будучи качественно новым моментом познания, его высшей ступенью, дает возможность выявить не только внешние свойства и отношения предметов, но и их глубокие внутренние, всеобщие связи, раскрыть законы изменения и развития природы, общества, самого познания, проникнуть в самые сокровенные тайны окружающего нас мира.

Мышление не существует вне общества и вне языка. Оно представляет собой продукт исторического развития общественной практики, является производным от нее. В отличие от чувственных форм познания мышление является обобщенным и опосредствованным отражением действительности. Опосредствованный характер мышления заключается в том, что посредствующим звеном между мышлением и внешним миром выступают чувственные данные. Ощущения и восприятия — единственный источник познания, и потому мышление связано с внешним миром только через чувственное познание. Деятельность мышления состоит в переработке данных, полученных посредством органов чувств, которые и
доставляют необходимый для него материал. Мышление, следовательно, возможно только на основе чувственных данных.

Как обобщенное познание действительности мышление проявляется в том, что оно направлено на выделение общих,
существенных свойств вещей и процессов. Это выделение становится возможным благодаря тому, что мысль отражает объективно прйнадлежащие предметам общие свойства. «… Мышление,— отмечал Ф. Энгельс,— если оно не делает промахов, может объединить элементы сознания в некоторое единство лишь в том случае, если в них или в их реальных прообразах это единство уже до этого существовало»

Процесс обобщения был бы невозможен, если бы не было языка. Мышление и язык неразрывно связаны друг с другом. Выделяя общее в предметах и явлениях, мы выражаем это общее в языке, в слове. Только благодаря обобщающей роли языка человек может сообщать свои мысли другим людям и в свою очередь узнавать их мысли, суммировать знания. «Чувства показывают реальность; мысль и слово— общее»; «всякое слово (речь) уже обобщает»,— писал В. И. Ленин.

Необходимость в теоретической деятельности выросла из потребностей практики. Как подчеркивал К. Маркс, люди
начинают свою деятельность не с теоретического отношения к предметам, а с активного действия, с практического отношения к ним, удовлетворяя свои потребности.

Практическая деятельность ставит перед людьми задачи, для решения которых человек теоретически выделяет, познает и оценивает нужные свойства и качества вещей, не даваемые непосредственно. Решение одних теоретических задач выдвигает другие, решение которых ставит третьи задачи и т. д. Таким образом, мышление, как и практика, является активной и целенаправленной деятельностью.

Как и чувственное познание, мышление протекает в определенных формах. Этими формами являются понятия, суждения и
умозаключения.

Понятие — это форма мышления, которая отражает общие и существенные признаки предметов и явлений. Такие общие
признаки и составляют содержание понятия. В языке понятия выражаются отдельным словом или группой слов (например:
«кислота», «растение», «сущность», «простое вещество», «параллельные прямые» и т. д.).

Понятия возникают на основе восприятий и представлений, но в отличие от них лишены наглядности. Содержание понятий
нельзя представить в виде наглядного образа. Можно представить себе, например, определенное растение, но нельзя представить растение вообще; можно представить конкретного красивого человека, но нельзя вызвать в воображении наглядный образ красоты и т. д. Точно так же невозможно иметь наглядное представление о таких связях, как закон или причина, однако их можно понять, т. е. выработать понятие о них.

Любая наука имеет целую систему понятий, с помощью которых выражаются открываемые ею закономерности,
формулируются ее исходные принципы. Мы уже знакомы с такими основными философскими понятиями, как материя, движение, сознание, причинность и др. Есть свои понятия и у всех других наук. Например, в физике существуют понятия атома, массы, энергии и многие другие, в политической экономии — понятия стоимости, товара и т. д. Формирование научных понятий связано с практическими задачами, с активной целенаправленной деятельностью человека.

Понятие не есть простая сумма восприятий или представлений.
Оно является результатом сложного и зачастую длительного
процесса познания, включающего в себя изучение массы единичных
явлений, фактов и т. д. При этом используются самые различные
приемы научного исследования: анализ и синтез, наблюдение,
эксперимент, гипотеза и т. п. Благодаря этому за отдельными
явлениями обнаруживаются их объективные общие, существенные,
необходимые связи.

Таким образом, в научных понятиях дается обобщенное отражение действительности, в них собраны в концентрированной
форме знания и опыт, накопленные наукой и практикой за целый исторический период. Поэтому они являются как бы подведением некоторого итога в развитии познания, представляют собой ступеньки познания объективного мира, узловые звенья в ткани любой научной теории. С помощью понятий наука может объяснить ричину происходящих изменений, их природу и особенности, вскрыть управляющие ими законы. В этом и заключается огромная познавательная ценность понятий, выступающих как средство дальнейшего познания действительности. Так, например, К. Маркс и Ф. Энгельс, выделив из всей совокупности общественных отношений отношения производственные как основные, существенные,
определяющие, указали путь к изучению действительных социальных противоречий, закономерностей развития классовой борьбы в антагонистических формациях и других важнейших процессов общественной жизни.

В процессе мышления понятия обычно выступают как элементы суждения. Суждение —это форма мысли, в которой
утверждается или отрицается принадлежность какого-либо признака определенному предмету или группе предметов, отношение между предметами или существование каких-либо предметов. В языке суждения выражаются предложениями.

Например, мысль, выраженная в предложении «Империализм есть загнивающий и умирающий капитализм», является
суждением, в котором утверждается, что империализм имеет такой признак, как быть загнивающим и умирающим капитализмом. В предложении «Не существуют млекопитающие, живущие в воде» выражается суждение, отрицающее существование млекопитающих определенного вида. Приведенные суждения по-разному относятся к действительности: первое соответствует ей, второе не соответствует; первое истинно, второе ложно. Истинность или ложность суждений в конечном счете проверяется на практике.

Получить определенное суждение человек может как путем непосредственного наблюдения, так и опосредствованно, опираясь на другие суждения. Например, суждение «В Мурманске бывают белые ночи» мы можем высказать, побывав летом в Мурманске и убедившись, что там действительно бывают белые ночи. Мы можем также прийти к этому суждению, зная, что Мурманск расположен за полярным кругом и что во всех городах, расположенных за полярным кругом, бывают белые ночи.

Форма мышления, посредством которой из одного или нескольких суждений получается новое суждение, называется
умозаключением, или выводом. Суждения, на основании которых делается определенный вывод, называются посылками, а новое суждение — заключением, или следствием. Умозаключения широко применяются в познании для получения знаний о явлениях, недоступных непосредственному наблюдению, но подчиняющихся определенным установленным законам. С помощью умозаключений обосновывается истинность или ложность тех или иных положений (т. е. дается их доказательство или опровержение), осуществляется объяснение установленных фактов и законов, на основе познанных
закономерностей природы и общества делаются научные предсказания.

Рассмотрев чувственную и рациональную ступени познания, следует еще раз подчеркнуть, что они неразрывно связаны между собой. Научное познание начинается с непосредственного восприятия лежащих на поверхности отдельных сторон, связей предмета или явления. Далее производятся опыты, эксперименты, которые дают материал для сравнения и сопоставления этих сторон и связей, для выделения общего. Затем следует абстрагирование, т. е, отвлечение от одних свойств и отношений предметов и явлений, и обобщение, т. е. выделение их других, главных, определяющих, свойств и отношений. Абстрагирование производится на основе тщательного отбора и изучения огромного количества материала.

Далее научное познание предметов и процессов природы и общества выявляет их более глубокие внутренние связи, их
взаимодействия, взаимные переходы, определяющие закономерности развития этих предметов, процессов. По мере познания все более глубоких связей может оказаться, что эти связи, отношения или даже сам объект теряют чувственную наглядность. Но это не препятствует познанию. Сила научной абстракции позволяет понять то, что человек непосредственно не наблюдает.

Теоретическое познание, будучи сложным и противоречивым процессом, таит в себе возможность отлета, отхода человеческой мысли от действительности. «Подход ума (человека) к отдельной вещи, снятие слепка (=понятия) с нее не есть простой, непосредственный, зеркально-мертвый акт, а сложный, раздвоенный, зигзагообразный, включающий в себя возможность отлета фантазии от жизни; мало того: возможность превращения (и притом незаметного, несознаваемого человеком превращения) абстрактного понятия, идеи в фантазию (in letzter Instanz1 = 6ora).

Ибо и в самом простом обобщении, в элементарнейшей общей идее («стол» вообще) есть известный кусочек фантазии» 2. В результате такого отлета фантазии от жизни возникает религия, идеализм, искаженное отражение действительности.

Философский идеализм, писал В. И. Ленин,— это одностороннее преувеличение, раздувание, превращение в абсолют одной из черточек, сторон, граней познания. Религиозно-идеалистическое миропонимание В. И. Ленин называл пустоцветом, вырастающим на живом дереве истинного, объективного и всесильного человеческого познания.

Объективный идеализм отрывает общее от единичного, рациональное от чувственного, абсолютизирует роль в познании общих понятий, идей. Субъективные идеалисты абсолютизируют значение ощущений и восприятий в познании, а логические формы познания считают не связанными с опытом, с практикой. В этом обособлении и абсолютизации, преувеличении того или иного момента познания и заключаются теоретико-познавательные, или гносеологические,
корни идеализма.

На самом же деле мышление и его формы коренятся в практике людей, выросли из нее. Как отмечал В. И. Ленин, практика человека, миллиарды раз повторяясь, закрепляется в сознании человека фигурами логики.

Законом развития человеческого познания является движение от явления к сущности, от внешнего к внутреннему. Об этом
свидетельствует вся история науки. Так, например, физика еще на ранних ступенях своего развития изучала электрические
явления. Но наука не знала тогда ни строения атома, ни законов взаимодействия составляющих его частиц и поэтому не могла проникнуть в сущность этих явлений. В конце XIX — начале XX в. ученые стали все глубже проникать во внутреннюю структуру атома. Это позволило выявить, что носителями электричества являются такие входящие в состав атома «элементарные» частицы, как, например, электрон. В результате было доказано, в чем состоит сущность электричества.

Указанные черты познания характерны и для общественных наук. Буржуазная политическая экономия до К. Маркса видела
лишь внешние свойства, проявляющиеся в товаре, их полезность (потребительная стоимость) и способность обмениваться (меновая стоимость). Однако за непосредственной формой проявления свойств товара скрывались глубокие внутренние связи. И эти связи обнаружил К. Маркс, установив, что между всеми товарами есть нечто общее — общественный труд, необходимый для их производства.

Товар представляет собой нечто двойственное, а именно единство потребительной и меновой стоимости. Поэтому и
воплощенный в товаре труд должен быть двойственным. Раскрыв это, К. Маркс показал, что стоимость товара выражает общественный характер труда, общественные отношения людей. В. И. Ленин отмечал: «У Маркса в «Капитале» сначала анализируется самое простое, обычное, основное, самое массовидное, самое обыденное, миллиарды раз встречающееся, отношение буржуазного (товарного) общества: обмен товаров. Анализ вскрывает в этом простейшем явлении (в этой «клеточке» буржуазного общества) все противоречия (respective1 зародыши всех противоречий) современного общества».

Огромная ценность научного теоретического мышления состоит в том, что оно является могучим орудием познания мира.

Что такое истина

Поделиться