Что такое истина НКФ

Первая и основная задача научного познания — это раскрытие истины. Марксистско-ленинская философия понимает под истиной правильное, верное отражение человеком объективной действительности, воспроизведение ее в сознании такой, как она существует. Истинным может быть содержание восприятий, представлений, понятий, суждений, теорий. О самих предметах и процессах внешнего мира бессмысленно говорить, что они истинны. Истина — это такие знания о вещах объективного мира, которые соответствуют этим вещам. Если знания не соответствуют тому, что есть на самом деле, в действительности, то они являются заблуждением, они ложь, а не истина.

Возникает вопрос: может ли в наших знаниях быть такое содержание, которое зависит не от человека, а от самого
отражаемого предмета? Поскольку истина — это правильное отражение объективного мира, то наш вопрос можно сформулировать короче: существует ли объективная истина?

Диалектический материализм исходит из того, что
объективная истина существует. Это подтверждается всей историей научной и практической деятельности человечества, которая показывает, что в наших знаниях имеется объективное содержание. В. И. Ленин убедительно раскрыл это в своей работе «Материализм и эмпириокритицизм».

Объективной истиной является содержание всех подтверждаемых на практике данных науки, установленных ею фактов и
законов. Объективно истинно, например, суждение: «Земля существовала до человека». Так как законы науки отражают связи и отношения, объективно существующие в вещах и явлениях, то заключенные в них знания дают нам сведения об объективном мире, независимые от человека. Рассмотрим, например, закон физики, который гласит, что все металлы электропроводны. Зависит ли это свойство металлов от человека? Нет, оно было присуще металлам до того, как было открыто людьми, и обусловлено особым характером строения атомов металлов. Такое содержание наших знаний, которое не зависит ни от человека, ни от человечества, называется объективной истиной.

Признание объективной истины вытекает из материалистического понимания теории отражения. Наше сознание
отражает, копирует объективную реальность, реально существующий мир. «Считать наши ощущения образами внешнего мира — признавать объективную истину — стоять на точке зрения материалистической теории познания, — это одно и то же», — писал В. И. Ленин.

Для современных буржуазных философов характерно отрицание объективной истины. Некоторые из этих философов считают, что истинно только то, что приносит пользу личности, выгодно ей, помогает добиться успеха. Такое понимание истины антинаучно и в высшей степени реакционно. Если истина — это то, что полезно личности, индивиду, то истинна религия (она выгодна самой церкви и эксплуататорам, ибо помогает им держать в темноте трудящихся), истинна идеология империализма (она полезна империалистической буржуазии) и т. д. Кроме того, такое понимание истины оправдывает любой произвол и насилие.

На самом деле соотношение между истиной и пользой как раз противоположно тому, что утверждают буржуазные идеологи:
полезно то, что истинно, ибо только истинные знания могут помочь человеку добиться успеха. Знание истинно, если, опираясь на выводы из него, люди добиваются на практике осуществления своих целей. Полезность — не причина, а следствие истины.

Некоторые идеалисты считают истинным то, что соответствует мнению большинства, является общезначимым. Однако общезначимыми могут быть и различного рода заблуждения, например религиозные догмы, суеверия и т. п. Поэтому подобное понимание истины является антинаучным. Субъективно-идеалистическое толкование истины бесплодно для научного познания и практической жизни, так как ставит истину в зависимость от произвола людей,
от того, что они сами считают истинным. Объективные идеалисты хотя и не отрицают объективную истину, но видят ее источник не в самой действительности, а в абсолютном духе или в божественном откровении.

Признание марксистско-ленинской философией объективной истины исключительно важно для науки и практической
деятельности. Оно требует не искажать факты в угоду своему мнению или желанию других, а уважать данные науки, считаться с ними. Верность истине тесно связана с убежденностью, честностью, гражданским мужеством.

Как же человек познает объективную истину? Выражается ли она в его понятиях, суждениях, теориях сразу, целиком,
полностью, абсолютно или же только приблизительно, частично? Ответ на этот вопрос раскрывает соотношение истины абсолютной и относительной.

Различие между абсолютной и относительной истиной — это различие в степени глубины познания, полноты наших знаний
о действительности. Категории абсолютной и относительной истины раскрывают в процессе развития познания соотношение между тем, что уже познано, и тем, что будет познано, между тем, что будет уточнено или изменено, и тем, что останется неопровержимым.

Абсолютная истина — это абсолютно точное, исчерпывающее, полное отражение действительности, это объективная истина во всем ее объеме. Абсолютно истинное знание не может быть опровергнуто или уточнено в будущем, оно безусловно и вечно.

Относительная же истина — это приблизительно верное, в основном точное знание, но оно неполно и в ходе познания
становится все более полным, уточняется и исправляется. Относительная истина выражает историческую обусловленность наших знаний, их ограниченность на данном этапе. Дело в том, что знания людей на каждой исторической ступени определяются достигнутым уровнем развития науки и производства. Положения науки, ее законы отражают связи и отношения, имеющие место при определенных условиях, которые весьма многообразны и изменчивы. Прогресс
научного познания заключается не только в открытии новых фактов и законов, но и в уточнении тех условий, при которых эти законы верны. Таким образом, научные истины относительны в том смысле, что они не дают исчерпывающего знания об изучаемой области явлений, а уточняются и изменяются.

Так, например, в XVIII—XIX вв. атомистика превратилась в физико-химическую теорию строения вещества. В этой теории
наряду с верным положением о том, что вещество состоит из атомов, которое представляло собой зерно абсолютной истины, содержался и элемент заблуждения — признание неделимости атомов. Открытие в конце XIX в. электрона, радиоактивности и другие достижения научного познания позволили уточнить наши знания в этой области, устранить ошибочные представления о неделимости атомов, расширить и углубить правильные представления и тем
самым сделать дальнейший шаг к достижению абсолютной истины.
Этот пример показывает, что нельзя противопоставлять абсолютную истину истине относительной. Они не исключают друг друга, между ними нет непереходимой грани. Ведь относительная истина содержит крупицу абсолютной истины. Из суммы относительных истин складывается истина абсолютная. Истина представляет собой движение мысли от неполного, лишь приблизительно верного знания к более полному и точному знанию. Истина — это процесс. И относительная истина — это лишь ступенька, этап на пути к абсолютной истине.

Разъясняя эти важнейшие положения, В. И. Ленин писал: «С точки зрения современного материализма, т. е. марксизма,
исторически условны пределы приближения наших знаний к объективной, абсолютной истине, но безусловно существование этой истины, безусловно то, что мы приближаемся к ней». Следовательно, наши знания относительны не в том смысле, что в них не содержится абсолютная истина, а в том смысле, что приближение наших знаний к этой истине является постепенным, исторически обусловленным процессом.

Окружающий нас мир бесконечен, он находится в постоянном движении, развитии. Поэтому и познание является процессом
вечного и бесконечного приближения к абсолютной истине через сумму истин относительных. Никакая теория не может дать раз и навсегда готовые, абсолютно точные, справедливые в любых условиях выводы и предписания. Но возможности человеческого познания безграничны, оно представляет собой бесконечный восходящий процесс.

Вся история науки и общественной практики подтверждает диалектический характер движения познания от относительной
истины к истине абсолютной. Это можно показать на примере развития любого научного понятия, любой научной теории.
Возьмем историю развития знаний о превращении энергии.
Вначале был установлен тот единичный факт, что трение производит теплоту. Следующий этап развития знаний в этой области выразился в положении о том, что всякое механическое движение способно превращаться в теплоту. Это уже более глубокое знание, так как в нем говорится о превращении любого вида механического движения в теплоту. Наконец, было установлено, что любая форма движения способна превращаться в любую другую форму движения.

Таким образом, развитие научного знания шло в данном случае по пути уточнения и обобщения первоначальных знаний. Здесь истина развертывалась этап за этапом, все более обогащаясь, пополняясь, сохраняя преемственность.

Однако не всегда путь развития знания именно таков. В научном познании движение к истине, ее достижение часто происходит в ожесточенной борьбе мнений и взглядов, сопровождается отбрасыванием не получивших подтверждения на практике гипотез, ложных теорий, ненаучных понятий.

Вырабатывая абстракции, понятия, создавая научную картину мира, человек все точнее отражает объективную действительность. Такова объективная диалектика раскрытия связей и отношений предметов и явлений мира, диалектика процесса познания истины.


Так как истинное знание — это знание, соответствующее действительности, то оно не может быть оторвано от нее. С изменением действительности должно изменяться и наше знание о ней. Значит, истинность знания зависит от места, времени, обстоятельств и других условий его формирования. Изменение этих условий приводит к тому, что истинное знание перестает быть истинным. Это означает, что абстрактной истины нет, она всегда конкретна. Истина добывается путем всестороннего изучения и учета объективных связей, условий, места, времени, исторических особенностей, поскольку то, что истинно в одних условиях, может быть ложно в других, и наоборот.

Учет конкретных условий имеет особенно большое значение в области общественной жизни, так как здесь постоянно
происходят изменения, появляются одни факторы, исчезают другие и т. д. Например, учет расстановки классовых сил, их соотношения позволил В. И. Ленину в апреле 1917 г. выдвинуть лозунг «Вся власть Советам!». После июльских дней Советы, руководство которыми перешло в руки меньшевиков и эсеров, вставших на сторону контрреволюции, уже не могли быть органами народной власти. В этих условиях В. И, Ленин предложил временно снять лозунг «Вся власть Советам!», не отказываясь в принципе от Советов как нового типа государства. К сентябрю 1917 г., когда большинство Советов стали большевистскими, лозунг «Вся власть Советам!» снова был поставлен партией на очередь дня.

Непонимание диалектики абсолютной и относительной истины, игнорирование конкретности истины приводит к двум крайним точкам зрения — догматизму и релятивизму. Догматизм преувеличивает абсолютный момент познания и отрицает его относительный характер. Он означает метафизический взгляд на познание как на нечто застывшее, неподвижное. Догматизм возникает как результат абсолютизации тех или иных положений, выводов, формул, которые берутся без учета конкретных условий, места и времени. В. И. Ленин, борясь против догматизма, писал: «…основное положение марксистской диалектики состоит в том, что все грани в природе и в обществе условны и подвижны, что нет ни одного явления, которое бы не могло, при известных условиях, прейра- титься в свою противоположность».

Будучи оторванными от жизни, от практики, догматики оперируют застывшими понятиями и формулами, распространяют их на такие явления или события, где они непригодны. Догматизм может проявляться в самых разнообразных сферах деятельности. В политической жизни догматизм ведет к отрыву от практики.

При изучении марксистско-ленинской теории во избежание догматического к ней отношения нельзя ограничиваться простым запоминанием и механическим повторением заученных положений. Такое знакомство с марксизмом, не подкрепленное глубоким и творческим овладением теорией, не может дать нужных результатов. Хорошо заученные верные положения могут оказаться мало полезными, если они не стали личным убеждением. Знание марксистско-ленинской теории должно служить руководством в практической деятельности, претворяться в жизнь, воплощаться в дела.

В отличие от догматизма релятивизм абсолютизирует относительный, условный момент познания и на этом основании отрицает абсолютную истину. «Релятивизм, как основа теории познания,— писал В. И. Ленин,— есть не только признание относительности наших знаний, но и отрицание какой бы то ни было объективной, независимо от человечества существующей мерки или модели, к которой приближается наше относительное познание». Релятивизм неизбежно ведет к агностицизму, к отрицанию достоверности научных знаний, к субъективизму.

Особенно опасными являются релятивистское извращение и догматическое омертвление революционной теории. Релятивизм и догматизм всегда широко использовались правыми и «левыми» оппортунистами, ревизионистами всех мастей.

Роль практики в процессе познания

Поделиться