Июнь 17

Карта Культурных Различий — Эрин Мейер

Карта Культурных Различий. «В Карте культурных различий»

Книга обучает работе с другими культурами. Я читал книги про международное сотрудничество до этого. В голове не осталось НИЧЕГО. Эта же книга уникальна, обязательна к прочтению любому кто хочет быть успешным в международной компании.

Очень жалею что не наткнулся на это знание до переезда в США. Как часто в моих конспектах, к содержанию книги ниже добавляю и личный опыт.

Концепция

Книга задает 8 простых осей по которым дифференциирует культуры:

  • Контекст (низкий — высокий)
  • Критика (прямая — непрямая)
  • Убеждение (конкретное — концептуальное)
  • Дистанция власти (эгалитаризм — иерархия)
  • Принятие решения (консентное — иерархичное)
  • Доверие (задачи — отношения)
  • Несогласие (конфронтация — избегание)
  • Время (жесткое — гибкое)

Принятое в основной массе поведение в каждой из культур отмечено точкой по каждой из осей. По относительному положению культур по оси можно понять как отличается другая культура от твоей. Немецкая, например, культура будет иметь гораздо более жесткое время, чем русская культура. Но русская культура — более жесткое время чем арабская. Поэтому немцы должны и с арабами и с русскими делать поправку в сторону гибкости, а русские — быть гибче с арабами и жестче с немцами.

Американская и английская культуры — близки. При этом англиская чуть ближе к Европе.

Контекст (низкий — высокий)

Культура с супер-низким контекстом: слова значат ровно то что они значат.

Культура с супер-высоким контекстом: реальный смысл всегда между строк. Говоря нужно намекать, а слушая — додумывать.

Культуры с низким контекстом: США, Нидерланды. С высоким: Япония, Китай.

Россия позиционируется как культура со “средним” контекстом, т.е. отноистельно США — с высоким. Но мое наблюдение — в США контекст гораздо выше. Возможно, как и пишет автор, носители культуры редко способны увидеть свою культуру сами, разве что через различия с другими. Так что Мейер явно недооценивает высокий контекст в США. Здесь мне гораздо больше приходится читать между строк.

Что делать, общаясь с высоким контекстом? Старательно слушать. Явно запрашивать прояснить, возможно более чем один раз и разными способами. Ведь пример высокого контекста — это ни за что не сознаваться что голоден (не вежливо!).

Высокий контекст не только сам “кодирует” сообщения, но и ожидает такого от вас, а значит будет искать скрытый смысл в ваших словах.

Какое общение самое сложное? Между культурами низкого и низкого контекста? Низкого и высокого? Нифига подобного! Сложнее всего — когда две разных культуры высокого контекста, с разным контекстом. Они будут кодировать сообщения используя разные смыслы.

От себя, вне книги: американцы совершенно недооценивают свой высокий контекст. Что значит фраза “Is there anything else we should discuss?” Да, вопрос “что еще?”, но кроме того она значит “Я все что хотел обсудил. Заканчиваем звонок?”. А чего стоит типичное американское “Hey, we should hang out, have a lunch or something!”, за которым никогда не идет, собственно, ланча? Или американское “spend more time with family”, которое значит что директор уволен.

Культура Эквид в России — культура супер-низкого контекста. Все всегда напрямую. Значительно ниже (вопреки карте) чем в США. Культура X-Cart — чуть повыше: я бывало замечал поиск тайных смыслов.

Критика (прямая — непрямая)

Вот тут со Штатами вообще сложно. Обычно культуры с низким контекстом имеют прямую критику, а с высоким — непрямую. Но в Штатах низкий контекст и непрямая критика.

Что есть прямая критика? Это как в России: босс пришел и наорал на сотрудника, не стесняясь сгущать краски. Или как в Эквиде, когда не кричим но говорим все как есть, чтобы помочь человеку улучшиться.

Непрямая критика — это как в США. Вот чуваку задание: нарисовать зеленого человечка с двумя ногами. Задание провалено полностью. Что скажет менеджер? “Замечательная картинка, спасибо! Вот только нужно чтобы не синий был, а зеленый, и был похож на человека а не на таракана, и ног нужно две а не шесть”.

Американское же изобретение: “shit sandwich”: положительная обратная связь, отрицательная, опять положительная. Причем вся обертка лишь средство доставки наполнителя так чтобы не оскорбился никто. Еще американское: три положительных обратных связи, одна отрицательная. Т.е. если вам дали три хороших отзыва и сразу плохой, особое внимание уделяйте плохому. Вы можете оценивать ситуацию как “я умничка, и мне советуют как быть еще лучше”, а это может быть ситуация “почини или я тебя уволю”.

Но шкала длинная. Американская критика покажется прямой по сравнению с Азией, где потери лица всегда нужно избегать. Критика по азиатски? Без критики. Как дырка от бублика: дырка задается самим бубликом. Предположим, книга из трех глав, а одна — отстой, нужно переделать. Мы говорим: “Ох какой вы, Лао-Мао, молодец! И первая глава такая прелесть, написана так точно, обязательно возьмем в печать. И вторая глава такая красивая, тоже непременно напечатаем! И глав-то вы аж целых три написали, умничка какой, нам ведь три и нужно!”. И это еще не все с азиатами! Нужны предварительные ласки, сказав что мол нам Лао-Мао нужно обсудить такую-то важную тему. Потом ужин в хорошем месте, и за этим ужином, с уважением, скормить бублик.

Еще про американцев: для них дети и семья — святое. Никогда нельзя упрекнуть в рабочем фейле если тому была домашняя причина. Публичный негативный фидбек — оскорбление. Т.е. нечаянно нажимая на эти кнопки можно вменяемого сотрудника довести до осатанения полного, достаточно пары нажатий.

Усилители и смягчители

“Дамы и Господа, у нас небольшая проблема: все четыре двигателя самолета остановились от вулканической пыли.” — реальное сообщение пилота “Боинга”.

Из “Irishman”:

Whispers DiTullio : “To tell you the truth, I’m a little concerned.”
Frank Sheeran : [narrating] “Whenever anybody says they’re a little concerned, they’re very concerned.”
Whispers DiTullio : “As a matter of fact, I’m really more than a little concerned.”
Frank Sheeran : [narrating] And when they say they’re more than a little concerned, they’re desperate

Культуры с прямой обратной связью добавляют усилители. Иначе слушатель не поймет что речь идет о реальной проблеме. Культуры с непрямой обратной связью добавляют смягчители. Иначе слушатель подумает что небо упало на землю и чинить уже поздно.

Российский босс (и Французский, если судить по Карте): “Да вы что, охуели тут все?! Бардак полный, развалили все к хуям!!”

Американский: “я немного обеспокоен ситуацией с поставками”

“немного”, “слегка”, “a little”, “a bit”, “a little bit” — смягчители

“полный”, “недопустимо”, “очень”, “абсолютно”, “катастрофично”, “total”, “huge” — усилители.

Итого, усилители/смягчители — это фильтры, которые нужно накладывать при переводе с культуры на культуру, потому что культура их тоже применит. Но есть нюанс.

Работая с культурой с менее прямой обратной связью, все просто: добавляйте смягчители.

Работая с культурой с более прямой обратной связью, будьте осторожны. Не владея в совершенстве усилителями, вы можете применить ядерное оружие там где нужна была просто гаубица. Будьте вежливыми, и усиляйте в сторону неоскорбительных “серьезная проблема”, “очень” и т.п. Общайтесь твердо но уважительно.

Отдельный феномен — когда обратная связь становится прямой при большой разнице в иерархии вниз. В Китае, например, обратная связь очень осторожна, но при этом большому боссу совершенно нормально публично вкатывать в грязь младшего чувака (в России, к сожалению, часто тоже).

Убеждение (концептуальное — конкретное)

На одной границе (концептуальное) — немцы с русскими, которые убеждать собеседника начинают с общих принципов, а потом приходят к конкретной ситуации и рекомендованному действию.

На другой — американцы, они начинают с практического конкретного действия а потом опционально объясняют его теоретические основы.

Проблемы понимания: американцу не дай вначале презентации конкретику — и он посчитает тебя пустым болтуном и закроется для информации. Ему нужны кейсы, практика, пример. Немцу не начни с принципов и с того как ты пришел к выводам — и он посчитает тебя пустым болтуном, держащим его за лоха.

Источники разного режима аргументирования — в школе. Кого как учили. И тут я понял почему в Штатах такая хреновая математика в школах! Математика — наука изначально абстрактная, она построена для того чтобы начинать с принципов. А американцы вначале пытаются “зарядить” кейсы а потом приходить к механикам за кейсами. Совершенно кривой метод для точных наук. Зато изначально более завернутые на кейсы бизнес и социальные науки в США развиты. А в России математика, физика, кодинг.

Пример из книги прям равен реальному примеру из Эквид. Вот наши американцы хотят что-то замутить, а все ресурсы — в России. Они разговаривают с тем кто может ресурсы дать. Описывают сразу что хотят сделать. Без “почему” и предварительных ласк. Для россиянина они “непродумали” и “неубедительно” несут пургу. Для них россиянин — бюрократ который блокирует ресурсы и замедляет работу.

Дистанция власти (эгалитаризм — иерархия)

Эгалитаризм (Израиль, Дания, США, Эквид): босс — такой же чувак как и мы, один из равных. Низкая дистанция власти.

Иерархия, большая дистанция власти (Россия, Япония): босс — небожитель.

Культура эгалитаризма: босс ездит на работу на велике и ходит в худи и стоит со всеми в очереди. Настоящий лидер и классный чувак!

Культура эгалитаризма: босс ездит на Феррари и в костюме, обедает отдельно, общение по имени-отчеству. Наверное он зазнавшийся некомпетентный мудак и клоун который прячется от людей за титулами.

Культура иерархии: босс ездит на работу на велике и ходит в худи и стоит со всеми в очереди. А точно ли он босс? Он вообще компетентен? Он оскорбляет наш отдел что не такой пафосный как другие боссы! Придурок какой-то. Как он может быть генералом если курит сигаретки с рядовыми?! Что за панибратство?!

Культура иерархии: босс ездит на Феррари и в костюме, обедает отдельно, общение по имени-отчеству. Настоящий шах-падишах, вах какой у нас супер-босс, славься его имя и приведет он нас к успеху!

Тут мораль в том что применяя не тот культурный ключ можно при всем старании получить обратный желаемому результат.

Интересна бывает смесь. Например Эквид имеет эгалитарную культуру. Но при общении “наружу” в России ко мне вполне могут обратиться мои же ребята по имени-отчеству, чтобы говорить на языке этой самой “наружи”.

Внимание: в иерархичных культурах дикая аллергия на взаимодействие через уровень! Нельзя говорить с сотрудником минуя начальника, нельзя говорить с высшим начальником минуя среднего. В итоге это может даже приводить к тому что младшие сотрудники не отвечают на запросы, а средние бесятся, считая что обход их — сигнал младшему что средний будет уволен. И еще внимание-внимание: американские компании управляемые поколением baby boomers очень часто иерархичны в этом аспекте.

Мне так работать тяжело, меня прямо эмоционально это бесит. Я за подход Элона Маска и Американских Морпехов: требование чтобы коммуникация была непрямой, а по иерархии — это замедление и саботаж! Но работая кросскультурно важно давить эмоциональные обвинения и с максимальным уважением и пониманием относиться к другой культуре.

Как с таким работать? Хорошо работает явное описание требований. Например, что если я к кому-то обращаюсь, то это не недоверие другим звеньям, это просто эффективность коммуникации и я ожидаю такого всегда и всегда доступен.

Принятие решения (консентное — иерархичное)

И тут опять Штаты удивляют своей сложной культурой. Она эгалитарная, но при этом принятие решений — иерархичное.

Иерархичное решение (США, Россия): босс сказал — молча выполняем. Решения быстро принимаются, быстро меняются под влиянием новой информации. Минус: маловато усилий в создание buy-in, что особенно с непривычки в других культурах мешает реализации.

Консентное решение (Германия, Ecwid, X-Cart, Япония): решение идет в столь же степени снизу как и сверху, босс советуется. К моменту принятия решения его понимает и считает правильным команда, оно быстро исполняется. Минус: решение принимается долго, принятое решение неохотно меняется.

Из-за высокой иерархичности, китайцы могут вообще не высказывать свое мнение, на случай чтобы оно ни дай Бог не совпало с мнением босса. При крайней иерархичности ошибку могут позволить совершить руководителю даже четко зная что это большая ошибка.

Японская консентная система решения “по кругу”: снизу идет инициатива, редактируется и дописывается по пути на верх, на самом вверху утверждается. Это дает консентность и вводные для всех, но приоритет решениям сверху. Что не понимают люди из других культур: на уровне босса решение уже почти невозможно изменить, слишком поздно, слишком много сделано.

Культуре X-Cart и Эквид, консентной, тяжело сталкиваться с менеджерской культурой в США (все поулыбались, обратная связь непрямая, но пришел босс и рубанул и ждет что ты просто будешь выполнять). Американцам с Ecwid/X-Cart важно инвестировать в buy-in команды. Россиянам важно понимать, что когда босс легко принимает решения и сразу прыгает к “выполняйте”, он так же легко может поменять решение на базе новых вводных.

BigD/SmallD: (Decision), в культурах с высокой консентностью решения — с большой D, уже команда вовлечена, это коммитмент, его тяжело менять. С высокой иерархичностью — низкий D: решение можно и поменять. Strong opinions loosely held.

Возможно из-за этого часть сложностей интеграции Российской и Американской команд Эквид: в консентной системе Эквида внутреннее обсуждение менеджеров в России создает buy-in команды, который потом нелегко поменять просто инструкцией из США. И напротив, инструкция из США не имеет корней в менеджерском обсуждении в России и потому малосовместимо культурно.

Как заставить сотрудников иерархичной культуры все же высказать мнение?

  • Поручи собраться, обсудить и потом предложить боссу решения/выводы. Сам не участвуй, выйди из комнаты. Отсутствие босса убирает иерархию.
  • Скажи что ожидаешь что на встречу люди должны придти с подготовленным заранее рассказом о своей точки зрения. Азиаты все равно согласуют между собой заранее, но в этом случае хоть реально свои мнения.
  • Спрашивай людей мнения явно, называя конкретного человека, иначе не скажут.
  • Еще система, совсем упертых проламывать: каждый сотрудник получает домашку: притащить 2–3 комментария на Post-It заметке. Заметки вешаются на доску анонимно. Потом все собираются и начинают голосовать за висящие анонимные заметки. Голосовать обязательно. После этого заметки с топом голосов принимаются как значимые наблюдения команды.

Доверие (задачи — отношения)

Отношения (Россия, Франция, Китай): он нормальный чувак, мы с ним бухали, давно его знаем, будем работать с ним.

Задачи (США): цифры, отзывы, перфоманс текущий по сделке и по системе оценки показывают что этот поставщик более квалифицирован для задачи, будем работать с ним.

Везде, во всех культурах нужно социализироваться с клиентами/партнерами. Вопрос в количестве.

В Китае и Японии нажраться с кем-то в стельку и показать что не боишься своих слабостей, открыться — значит доказать что стоишь доверия. А для Американцев это шок “ну как же я с ним нажрусь, уважать же не будет”, или “нажрался, несерьезный и безответственный”.

В Штатах культура разделения личного и рабочего. Ты не показываешь настоящего себя никому. Одна из причин почему отношения на работе в Штатах — харам-харам. Этот слой изоляции. Это вообще важная часть понимания США: ты не показываешь себя настоящего. Хороший урок тем кто слишком клюет на лучезарные улыбки так поражающие впервые приехавших.

Россияне любят гостей из Штатов водить с собой на завтрак, обед и ужин, каждый день. Рабочая повестка ставится второй. Для Американцев, немного социальных взаимодействий вначале — хорошо, растопить лед. Но дальше это воспринимается как разгильдяйство. Американец предпочтет заранее обменяться ожиданиями от визита и идти по этой деловой повестке.

США — культура-персик: снаружи мягко, но пойдя глубже натыкаешься на косточку. Россия, Восточная Европа — кокос: вначале жестко, но если через это пройти то дальше нежная сочная мякоть.

Корни бизнес-культур не только в религиозной традиции прятать чувства, но и в силе судов. Чем сильнее суды, тем сильнее контракт. И на него можно положиться и работать на холодных рациональных условиях с незнакомцами. Когда суды слабые, нужна какая-то другая гарантия, что тебя не кинут. И Россия/Азия — это “я с ним бухал, нормальный пацан!”.

Бизнес-обед — везде хорошо, но в культуре Задач лучше заранее предупредить (а может и извиниться), если обед продлится более 90 минут.

Несогласие (конфронтация — избегание)

Конфронтация — это ок (Россия, Франция, Германия): атака на аргумент изолирована от атаки на личность. Можно не соглашаться вслух, это может даже быть поводом для интересной беседы. Не страшно и даже интересно обсуждать потенциально конфронтационные темы: политику, религию.

Конфронтация — это не ок (США), или ваще ваще не ок (Япония): атака на аргумент идентична атаке на личность. Американцы как от огня бегут от обсуждения политики и религии, или открытого несогласия. Как у японцев я и подумать боюсь, но азиатам вообще сохранить лицо очень очень важно, и не дай Бог вам создать ситуации в которой азиат подумает что он потерял лицо.

Китаец не может спорить со старшим по возрасту или званию, что бы то ни было. См. выше трюк со сбором Post It бумажек чтобы это обойти.

Как общаться с культурой, которая избегает конфронтации? Куча дисклеймеров, полу-шутка (работает и при негативной обратной связи), скромность. Фраза “я попробую быть адвокатом дьявола, но что если…”. Ну или избегайте сложных тем, если можете.

Как общаться с конфронтационной культурой? Обсуждение сложных тем — признак интереса и даже демонстрация симпатии и интереса, поэтому не бойтесь их. Но юмор всегда помогает. И если с вами спорят о сложных темах, не воспринимайте несогласие как атаку на себя.

Если чувак из конфронтационной культуры задает сложные вопросы вам по презентации, и казалось бы атакует вашу тему контраргументами, это может быть не провал сделки и попытка ее засыпать, а наоборот: выражение интереса и глубокого вовлечения. Не сдавайтесь и смело ведите открытое обсуждение.

Время (жесткое — гибкое)

Жесткое время (Германия, как экстрим, США как менее жесткое): время очень ценно, мы заранее его распределяем и придерживаемся плана, перераспределение создает хаос и рассинхрон, и это плохо. Жесткое время — дитя индустриализации. Заводы, фабрики, вокзалы.

Гибкое время (Россия посредине, жестко-гибкая 🙂 , Италия гибче, Израиль — гибкая, Арабы — одна гибкость): гибкость очень ценна и жесткие договоренности мешают оптимизировать под события на месте (визит хорошего человека, новая возможность, хорошая погода). Это непобежденная индустриализацией ментальность живого человека который живет в природной среде.

У каждого из подхода есть ценность, важно это понимать.

В четком времени запрос на доп. время должен быть явным. Кончилось время на звонок? Нужно завершить или явно спросить “а не против ли все добавить времени”? Просто засидеться — хамство и слабость. Строгое время даже “хороший звонок” оценит как “плохой” если он не вписался во время.

Гибкое время: “так хорошо идет, зачем останавливаться?”. Завершить хорошую встречу вовремя когда есть возможность задержаться — хамство.

В жестком времени нужно быть вовремя (Германия — даже чуть раньше). Чем гибче время тем более ок опаздание (например 15 минут во Франции).

При кросскультурной работе всегда лучше ошибаться в сторону большей пунктуальности, вас не осудят. С концом лучше явно спрашивать, как лучше другой стороне.

Российское время почти такое же жесткое как в США с начала встречи, но гораздо гибче с конца.

Гибкость времени влияет на степень детализации агенды заранее, и на пред-выборы нюансов визита. Строгое время может спросить: курицу или рыбу вы будете на званном обеде через 3 месяца.

В сторогом времени (США), на вечеринку друзей нормально делать онлайн RSVP. Мне показалось удобным, пробовал сделать такое в России, писал заранее инструкции по проезду. Меня засыпали звонками “как проехать”. Никто ничего не читал, RSVP никто не делал.

Гибкому времени некомфортно делать коммитмент на большое время вперед.

В культурах с гибким временем даже встречу что была в календаре нужно подтверждать повторно за день-два. Я рос в более жесткой культуре времени чем Российская, меня всегда бесило, что вроде договрились месяц назад встретиться вот здесь в 15:00. Другой коммуникации не было. Прихожу — никого нет. И почему странный — я? 🙂

Если вы не подтвердили встречу с культурой с гибким временем за небольшое время, другая сторона искренне будет считать что вы и не планируете больше встречаться.

Собираясь работать с Израилем, помните: гибкое время! Будьте готовы что встречи будут не там и не тогда когда договорились, и координируйте много в реальном времени по мессенджеру.

Фонды и компании: Runa Capital, Ecwid, X-Cart более жесткое время чем в России. ITech Capital: очень гибкое время.

Универсальный совет

Держите к себе более высокие стандарты, и прощайте другим культурам если у них в этой теме приняты менее жесткие рамки.

При продолжительной работе кросскультурной команды, лучше заранее собрать отдельную встречу на которой обсуждать только лишь эти культурные протоколы.

Само прочтение Culture Map стимулирует отмечать и понимать и принимать культурные особенности, повторюсь: прочитайте!

Мои аттрибуты

Каждый человек может немного отличаться от базовой культуры, особенно экспат — и работать в нескольких.

Вот мои аттрибуты, возможно облегчит работу со мной:

  • Контекст: очень низкий, ниже чем в США и России. Осторожно учусь коммуницировать намеками иногда там где нужно, но не люблю это
  • Критика: прямая, но чуть смягчаю все-таки
  • Убеждение: концептуальное обычно, но бывает прыгаю в конкретное
  • Дистанция власти: эгалитаризм, в большей степени чем США и Россия
  • Принятие решения: очень консентное, больше чем США и Россия
  • Доверие: отношения, сильно более чем в США. Может чуть меньше России.
  • Несогласие: конфронтация мазафакааа! люблю эту фигню!
  • Время: жесткое, лишь чуть мягче чем в США. Но могу проявлять гибкость в оппортунистическом планировании на месте, и могу продлять легко то что “хорошо идет”.

Не в книжке

Книга совершенно зря не дает еще одну шкалу: личного пространства. У американцев оно например больше чем в России. Когда россиянин говорит с американцем, россиянин часто не замечает что он “наседает” а собеседник продолжает отступать чтобы поддержать дистанцию. Когда же речь идет о “расхождении” траекторий людей, то разница огромна: россиянин молча протискивается в любую дырку. Некоторые возможно скажут “извините” если оттопчат ноги, но не все. Американец же чуть задев метровым магнитным полем другого говорит “excuse me”.

Чего не пишут в книгах, но что постоянно делают русские не так: четырехзначные числительные. Американцы не используют слово “тысяча”, если тысячи не ровные. Они считают сотнями:

  • 5,000 — “five thousand”
  • 5,300 — “fifty-three hundred”
  • 5,325 — “fifty-three hundred twenty-five”
  • 5,301 — “fifty-three hundred and one.

Не знаю, феномен ли это жесткого времени или убеждения начинающегося с конкретики, но в США очень важно перед созвоном или встречей выставить ожидания. Презентацию гораздо чаще отправляют заранее, чем в России. Плохие новости частично доставляют еще до созвона. Мне тяжело было найти баланс. Ну типа “если заранее будут знать что я скажу, то смысл говорить?” Но ожидание от звонка создать нужно, и если нет сильного риска превратного понимания, то и доп информацию можно выслать заранее чтобы человек мог подготовиться. Эффективные чуваки даже на звонках когда их будут оценивать спрашивают заранее, что будет обсуждаться и какие будут вопросы.

У меня есть понимание почему книга говорит про “высокий контекст” в России по сравнению с США, а по моему мнению все наоборот:

  1. США — страна с непрямой обратной связью. Почти вся непрямая речь в США — это та что может быть воспринята негативно. Например, “Is there anything else that you want do discuss?” в США значит не “ой, давай еще поговорим!” а “я все обсудил что хотел. Кладем трубку или у тебя есть что-то что не в списке?”. Т.е. это “звонок окончен!”. Как вам термин “aspirational merchants” означающих “non-transactional merchants, i.e. ones that don’t have actual business (yet)”?
  2. Средний россиянин недостаточно владеет языком чтобы читать между строк или понимать идиомы. Поэтому безотносительно привычек в Русском, на английский будет прямолинеен как лом. А вежливые уклончивые формулировки собеседника скорее всего не поймет. Делаю вывод: плохое владение языком снижает контекст.
    Еще хуже фаза когда человек уже начинает понимать что скрытое сообщение есть, но все еще не владеет языком достаточно чтобы его прочитать. Начинается неуверенность и мисинтерпретация и поиск скрытых умыслов. Извинитесь за прямоту и говорите прямо!

Напоследок: хотите улучшить понимание другой культуры, язык? Спрашивайте! Спрашивайте собеседника что можно улучшить. Коммуницируйте, коммуницируйте, коммуницируйте. Если боитесь что сделали что-то не так и вас не поняли: будьте откровенны и скромны! “Ой, я не знаю вашей культуры. Боюсь что выглядел глупо или был не понят”. Меня спасало не раз.

PS Из дописанного после публикации, про Штаты конкретно:

  • Арбуз в США может считаться расистским символом, особенно в любой ассоциации с чернокожими. Уровень угрозы? Пожарного в Детройте уволили за то что угостил коллег арбузом. Коллеги же и донесли.
  • Мем “Pepe the Frog” может считаться расистским символом из-за того что его часто использовали праворадикальные группы.

Из сети.

Раздел: Психолог онлайн | Комментарии к записи Карта Культурных Различий — Эрин Мейер отключены
Июнь 16

§ 2. Революционный переворот в философии, совершенный марксизмом НКФ

Марксистско-ленинская философская наука качественно отличается от всей предшествовавшей и современной буржуазной философии. В созданной К. Марксом и Ф. Энгельсом и развитой В. И. Лениным философии органически сочетаются материализм и диалектика. Единая диалектико-материалистическая теория и метод применены здесь к познанию явлений природы, общества и мышления. Цельное и стройное научное философское мировоззрение впервые в истории стало служить целям революционной борьбы рабочего класса и всех трудящихся. Марксизм возник в 40-х годах прошлого века в Германии, явившись закономерным результатом развития всей науки и общественно-исторической практики. К тому времени в буржуазном обществе обнаружились глубокие противоречия капиталистического способа производства и вместе с тем сложились объективные предпосылки освобождения пролетариата от эксплуатации, на этой основе развивалась и обострялась классовая борьба между пролетариатом и буржуазией, достаточно ясно определились ее цели. Рабочий класс активно выступал за свои экономические и политические права. Об этом свидетельствуют восстания французских рабочих в Лионе (1831 и 1834 гг.), силезских ткачей в Германии (1844 г.), движение чартистов в Англии (30—40-е годы XIX в.). Исторические битвы пролетариата показали его классовую самостоятельность, непреклонную решимость уничтожить социальные устои буржуазного общества.
Революционное рабочее движение нуждалось в научном обосновании целей и задач борьбы трудящихся, в определении путей и средств ликвидации капиталистического строя и создания нового общества. Марксизм и явился теоретическим выражением коренных интересов пролетариата — самого революционного класса современного общества, последовательного борца за интересы всех трудящихся.

Возникновение марксистского мировоззрения не означало отрицания научных достижений прошлого. В. И. Ленин отмечал, что теоретическими источниками марксизма являются классическая немецкая философия (И. Кант, Г. Гегель, Л. Фейербах), английская политическая экономия (А. Смит, Д. Рикардо) и французский утопический социализм (А. Сен-Симон, Ш. Фурье).

Марксизм впитал в себя все лучшее, что было создано передовой общественной мыслью за весь предшествовавший период исторического развития. «Марксизм,— писал В. И. Ленин,— завоевал себе свое
всемирно-историческое значение как идеологии революционного пролетариата тем, что марксизм отнюдь не отбросил ценнейших завоеваний буржуазной эпохи, а, напротив, усвоил и переработал все, что было ценного в более чем двухтысячелетием развитии человеческой мысли и культуры». Создание диалектического и исторического материализма было неразрывно связано с формированием двух других составных частей марксизма — марксистского экономического учения и теории научного социализма. «Применение атериалистической диалектики к переработке всей политической экономии, с основания ее, — к истории, к естествознанию, к философии, к политике и тактике рабочего класса,— писал В. И. Ленин,— вот что более всего
интересует Маркса и Энгельса, вот в чем они вносят наиболее существенное и наиболее новое, вот в чем их гениальный шаг вперед в истории революционной мысли» .
Благодаря диалектико-материалистическому пониманию истории, раскрытию глубоких противоречий апитализма и закономерностей его развития стал как никогда ясен вывод о неизбежной гибели капитализма, об исторической необходимости его уничтожения в грядущей социалистической революции. Борьба рабочего класса, в которой К. Маркс и Ф. Энгельс принимали самое активное участие, придала их философии революционное содержание.

Создавая свою философскую систему как общетеоретическую основу коммунистического мировоззрения, К. Маркс и Ф. Энгельс проделали огромнейшую работу по преодолению пороков и недостатков идеалистической диалектики и метафизического материализма и устранению разрыва между диалектикой и материализмом,
имевшего место в прежней философии.

Домарксистский материализм, как мы уже отмечали, был недиалектичен, неисторичен, упрощенно понимал развитие. Учение о развитии было разработано главным образом в диалектике Гегеля, но с идеалистических позиций. Как отмечал Ф. Энгельс, «извращение диалектики у Гегеля основано на том, что она должна быть, по Гегелю, «саморазвитием мысли», и потому диалектика вещей — это только ее отблеск. А на самом-то деле ведь
диалектика в нашей голове — это только отражение действительного развития, которое совершается в мире природы и человеческого общества и подчиняется диалектическим формам».

Основоположники марксизма критически переосмыслили идеалистическую гегелевскую диалектику и создали
материалистическую диалектику, качественно новый диалектический метод.
«Мой диалектический метод по своей основе,— писал К. Маркс,— не только отличен от гегелевского, но вляется его прямой противоположностью».

Разрабатывая материалистическую диалектику, К. Маркс и Ф. Энгельс опирались на крупнейшие естественнонаучные открытия XIX в., и в первую очередь на теорию клеточного строения организмов, закон сохранения и превращения энергии и дарвиновское учение о происхождении и развитии видов животных и
растений. Философское значение этих открытий состояло прежде всего в том, что они опровергли метафизические взгляды на материальный мир как на нечто раз и навсегда данное и неизменное и
подтвердили основные принципы диалектики об изменении и развитии предметов и явлений мира, об их единстве и взаимной связи.

Марксистский философский материализм тоже не явился простым воскрешением старого материализма. Используя естественнонаучные открытия XIX в., Маркс и Энгельс в корне переработали старый, метафизический материализм, соединили материализм с диалектикой и создали диалектический материализм. Создание
диалектического материализма как теоретического оружия преобразования мира явилось высшим достижением философской мысли за всю историю ее существования, революционным переворотом в философии.

Ограниченность старого материализма состояла не только в том, что он являлся метафизическим. Кроме этого он не был до конца последовательным, потому что домарксистские материалисты не сумели распространить его на область общественных явлений. К. Маркс и Ф. Энгельс «достроили» материализм доверху. Они создали исторический материализм — науку о наиболее общих законах общественного развития, и это тоже явилось
выражением того революционного переворота, который они совершили в философии.

Марксистская философия всесторонне исследовала общественные условия жизни различных классов, и прежде всего рабочего класса, показала подлинную роль трудящихся масс в истории и значение их революционной деятельности. С возникновением марксизма философия стала достоянием широких народных масс, знаменем борьбы миллионов.

Марксизм-ленинизм органически соединил научную теорию и революционную практику, философию и политику. Революционно-преобразующая роль философии марксизма выражена в словах К. Маркса, отметившего, что прежние философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том.
чтобы изменить его. Сила и жизненность марксистской философии — в ее связи с конкретными задачами революционного обновления общества.
Марксистская философская наука как метод познания и преобразования мира непрерывно развивается и обогащается на основе опыта революционной борьбы масс, всего ценного, что дает наука и практика. Она по самому своему существу является творческой наукой. Дальнейшее развитие всех составных частей марксизма, в
том числе и его общетеоретической основы — диалектического и исторического материализма, связано с именем Владимира Ильича Ленина, вождя русского и международного пролетариата, основателя Коммунистической партии и Советского государства.

Ленинский этап в марксистской философии отражает новую историческую эпоху борьбы трудящихся масс во главе с рабочим классом за диктатуру пролетариата и победу социализма.

В. И. Ленин творчески развил материалистическую диалектику, философский материализм, теорию познания, обобщил новейшие достижения науки конца XIX— начала XX в., дал глубокий анализ социально-экономических процессов, происходящих в капиталистическом обществе на его империалистическом этапе.
Он разработал применительно к новым условиям марксистскую теорию социалистической революции и научно определил пути и средства ее осуществления, которые с успехом были использованы в России, а затем и в ряде других стран. Практика борьбы за социализм в современную эпоху подтверждает верность и силу ленинских идей. Особенно ценными в этом отношении являются идеи В. И. Ленина о диалектике революционного процесса, о соотношении экономики и политики, о закономерностях развития
нового, социалистического общества и его перерастания в общество коммунистическое.
В многочисленных трудах В. И. Ленина даны замечательные образцы применения диалектики к решению экономических и политических задач в самых разнообразных исторических условиях. Коммунистическая партия Советского Союза, а также зарубежные марксистско-ленинские партии применяют и развивают марксизм при решении современных проблем мирового революционного движения, задач строительства социализма и коммунизма.
Ярким примером творческого использования марксистско-ленинской теории могут служить решения XXIII съезда КПСС.

Марксистско-ленинская философия — глубоко партийная наука.

Это означает, что она имеет классовый характер, служит рабочему классу, трудящимся. Любая философия в конечном счете так или иначе выражает точку зрения, интересы определенного класса. Но интересы рабочего класса качественно отличаются от интересов буржуазии, эксплуататоров.

Пролетариат — единственный класс в современном обществе, который в силу своего объективного положения заинтересован в правдивом, научном понимании окружающей действительности и ее революционном преобразовании. Поэтому в марксистско-ленинской философии партийность целиком и полностью совпадает с подлинно научной объективностью. Революционное мировоззрение рабочего класса всесильно, потому что оно верно.
В отличие от марксистско-ленинской философии буржуазная философия, как и буржуазная идеология в целом, служит интересам эксплуататорских классов, которым выгодно искаженное миропонимание. Это объясняется не столько субъективными желаниями или стремлениями отдельных буржуазных идеологов, сколько тем объективным положением, которое они занимают в эксплуататорском обществе. Наглядным примером являются современная буржуазная философия и социология, которые уже давно перестали быть объективными и ревностно стараются оправдать антинародную политику реакционных сил капиталистического общества.

Принцип партийности марксистской философии требует вести активную и последовательную борьбу против любых проявлений антикоммунизма, против идеологии буржуазии и ее оппортунистических прислужников — правых и «левых» ревизионистов.

§ 3. Что изучает марксистско-ленинская философия

Раздел: Психолог онлайн | Комментарии к записи § 2. Революционный переворот в философии, совершенный марксизмом НКФ отключены
Июнь 16

§ 1. Что такое философия, как она возникла и развивалась НКФ

Философия — интересная, глубоко содержательная наука.
Она представляет собой систему взглядов об окружающей нас действительности в целом и познании ее человеком.


Философия выражает интересы различных общественных классов и групп.
С момента своего возникновения философия стремилась выяснить, что составляет основу мира в целом, понять природу самого человека, определить, какое место занимает он в обществе, может ли его разум проникнуть в тайны мироздания, познать и обратить на благо людей могущественные силы природы. Философия,
таким образом, ставит самые общие и вместе с тем очень важные, коренные вопросы, определяющие подход человека к самым разнообразным областям жизни и знания. На эти вопросы философы
давали самые различные и подчас даже взаимоисключающие ответы.

Философия существует около трех тысячелетий, и все это время в ней идет борьба противоположных взглядов, которая не прекращается и сейчас. Почему же идет эта борьба, каковы ее причины?
Центральное место в столкновении философских взглядов занимает вопрос об отношении сознания к бытию, или, другими словами, об отношении идеального к материальному. При этом следует отметить, что когда мы говорим о сознании, идеальном, то имеем в виду не что иное, как наши мысли, переживания,
чувства. Когда же речь идет о бытии, материальном, то сюда относится все то, что существует объективно, независимо от нашего сознания, т. е. вещи и предметы внешнего мира, явления и процессы, совершающиеся в природе и обществе. В философском понимании идеальное (сознание) и материальное (бытие) являются
самыми широкими научными понятиями (категориями), которые отражают наиболее общие и вместе с тем противоположные свойства предметов, явлений и процессов мира.


Вопрос о соотношении сознания и бытия, духа и природы является основным вопросом философии. От решения этого вопроса в конечном счете зависит истолкование всех других проблем, определяющих философское воззрение на природу, общество, а стало быть, и на самого человека.
При рассмотрении основного вопроса философии очень важно различать две его стороны. Первая из этих сторон решает вопрос о том, что является первичным — идеальное или материальное.

А так как быть первичным — это значит существовать раньше вторичного, предшествовать ему, в конечном счете определять его, то становится ясным, какую большую роль играет в философии тот или иной ответ на поставленный вопрос.

Вторая сторона основного вопроса философии решает проблему, может ли человек познать окружающий мир, законы развития природы и общества. Суть этой второй стороны сводится, следовательно, к выяснению способности человеческого мышления верно отражать объективную действительность.


Решая основной вопрос философии, ученые разделились на два больших лагеря в зависимости от того, что они берут за основу своей философской системы: материальное или идеальное.


Те философы, которые признают первичным материю, бытие, природу, а вторичным — сознание, мышление, дух, представляют философское направление, называемое материалистическим.


Опираясь на данные науки и результаты всей многогранной практической деятельности людей, философы-материалисты доказывают, что мир никем не создан, что он вечен и бесконечно многообразен. Они считают, что окружающие нас предметы и явления материального мира существуют независимо от нас и что в
объективном мире всегда происходило и вечно будет происходить множество всевозможных процессов, не зависящих ни от какого сознания. Философы-материалисты признают, что материальное существовало раньше идеального и что мышление человека не может существовать без материального. Мысль, утверждают
материалисты, есть продукт мозга, который, таким образом, является органом мысли. Само же мышление, идеальное есть способность мозга отражать объективный мир. Поэтому идеальное, сознание не может существовать абсолютно самостоятельно, независимо от объективного мира.

В философии существует и противоположное материалистическому идеалистическое направление. Философы-идеалисты признают началом всего существующего сознание, мышление, дух, т. е. идеальное.

Идеалистическое направление имеет две основные разновидности: субъективный идеализм и объективный идеализм.


Субъективными идеалистами являются те представители философского идеализма, которые принимают за первичное индивидуальное сознание человека, мыслящего субъекта. Они пытаются доказать, будто весь мир создан нашим Я, самосознанием субъекта или же что все существующие вещи, предметы и явления редставляют собой лишь совокупность, комплекс наших ощущений, переживаний.

Это искаженное философское миропонимание противопоставляет сознание человека материальному миру. Субъективные идеалисты заявляют, что человеку непосредственно даны только его идеи, чувства, продукты его разума. За исходный пункт в данном случае берется человеческое сознание, затем из него выводится
природа и на этом основании так или иначе отрицается объективное существование вещей и всего мира, закономерностей его развития.

Так называемые объективные идеалисты считают человеческие мысли, идеи и даже саму природу лишь частичкой некоей абсолютной идеи, мирового разума, сверхматериальной реальности. Допуская существование мира, независимого от человека, объективные идеалисты в отличие от субъективных принимают за первичное не самосознание субъекта или ощущения человека, а идею вообще, «мировую идею» и уже потом из идеального, духовного выводят природу, внешний мир, все существующее.

Таким образом, объективный и субъективный идеализм — это разновидности идеалистической философии. Но в главном, основном они не отличаются друг от друга. И тот, и другой берут за основу идеальное первоначало, признают идею, дух, сознание первичным, а действительный мир, природу — вторичным.

И тот, и другой отлично уживаются с религией и по-своему поддерживают ее. Следует заметить, что философский идеализм — это не чепуха, не простое недоразумение, не случайное заблуждение
человеческого ума.

Религиозно-идеалистическое миросозерцание имеет глубокие корни как в социальной жизни людей, так и в самой природе человеческого познания.


Еще на ранних ступенях исторического развития, когда появилось имущественное неравенство между людьми и сложился рабовладельческий строй, привилегией господствующего класса, класса рабовладельцев, сделался умственный труд, а тяжелый физический труд стал уделом угнетенных, рабов.

В этих условиях физический труд всячески принижался и презирался, а значение умственного труда сильно преувеличивалось, причем особенно высоко ценились занятия наукой и искусством. В преувеличении роли умственного труда и духовной деятельности человека всегда были заинтересованы господствующие классы, которые поддерживали иллюзию, будто изменения, происходящие в природе и обществе, зависят от сверхъестественной идеи, высшего духа.

Следует также иметь в виду, что религиозно-идеалистическое мировосприятие возникло в условиях крайне низкого уровня развития производства, при наличии очень скудных знаний и весьма примитивных, неразвитых представлениях людей об окружающем мире. Стихийные силы природы (землетрясения, засухи, наводнения и т. п.) казались тогда человеку чем-то таинственным и абсолютно неотвратимым. Не зная почти ничего о силах
природы, люди обожествляли их.

К тому же они везде подмечали удивительную гармонию, строгий порядок и законосообразность природных явлений: правильное чередование дня и ночи, размеренное движение небесных светил, совершенство и целесообразность строения живых организмов и т. д. Это невольно наводило на мысль о существовании
мудрого творца природы или какой-то всемогущей сверхъестественной силы, от которой зависит все на свете, в том числе и судьба каждого человека.
Люди не сразу научились отделять вымыслы от достоверных знаний, истину от заблуждений. Путь философского осмысления мира очень сложен. Познание всегда включает в себя кусочки фантазии. При этом появляется возможность одностороннего преувеличения, абсолютизации одной из черточек, одной из сторон процесса познания, а это тоже ведет к идеализму.

Позже, с появлением эксплуататорских классов, таинственный для людей смысл приобрели общественные силы. Религия в угоду имущим выдавала систему угнетения и порабощения за установленный свыше порядок, обожествляя власть господ, частную собственность, социальное неравенство.

Так исторически сложился тесный союз идеализма и религии, которые и ныне используются реакционными силами общества для защиты и оправдания давно изживших себя разнообразных форм эксплуатации. Любое эксплуататорское государство и сейчас поддерживает ту или иную форму религиозно-идеалистического миросозерцания, прилагая все усилия для распространения соответствующих идей.
Если идеализм и религия с древнейших времен служат в основном реакционным силам, то материализм, как правило, всегда выражал интересы передовых сил общества.

Материалистическая философия помогает обобщать данные науки и общественно-исторической практики, серьезно способствует их развитию. Как уже говорилось, основной вопрос философии имеет две
стороны, причем вторая его сторона отвечает на вопрос о познаваемости мира. При решении этого вопроса также сталкиваются противоположные взгляды. Материалисты всегда утверждали, что мышление человека дает ему достоверные знания об окружающем мире. Признание возможности познания мира вселяет в нас
уверенность в силе разума человека, побуждает к приобретению знаний и активной преобразующей деятельности.

Философов, которые оспаривают возможность познания мира, а таких немало в лагере идеалистов, называют агностиками (от греческого «а» — не, «гносис» — знание). Агностики считают, что мы вообще не можем судить о достоверности наших знаний, поскольку предметы, явления, вещи якобы нельзя сравнить с их идеальным отражением. Все сведения о предметах, явлениях, утверждают они, мы получаем из своих же собственных ощущений, восприятий, и поэтому у нас нет уверенности, что вещи, их качества воспринимаются такими, каковы они на самом деле. Некоторые агностики, правда, признают, что в действительности вещи существуют объективно, но при этом сомневаются в возможности их познания. Такое «стыдливое» признание
материализма помогает им занять «промежуточную» позицию между материализмом и идеализмом, оправдать попытки подняться «выше» того и другого. Однако подобная «нейтральность» в философии всегда оставляет достаточный простор для идеализма и неизбежно приводит к спутыванию противоположных точек зрения.
В современной буржуазной идеалистической философии все чаще проводится линия ярко выраженного агностицизма, неверия в силу разума. Ограничивая возможности человеческого познания, агностицизм оставляет место вере во что-то мистическое, сверхъестественное. Поэтому он тесно связан с идеализмом и
религией.
Сущность философского мировоззрения определяется не только тем, что берется за первичное и признается ли познаваемость мира. Для характеристики этого мировоззрения важно еще учитывать, какой метод познания используется при философском рассмотрении окружающего нас мира.

Если мы обратимся к истории философии, то окажется, что существуют два таких метода, два взаимно противоположных способа мышления — диалектика и метафизика.
Диалектика — слово греческое. Древние мыслители понимали под диалектикой способ ведения беседы, споров, посредством которого раскрываются противоречия в суждениях, выясняется истина и уточняются понятия. Позже под диалектикой стали понимать философский метод, т. е. общие правила и средства
познания окружающего мира, тот способ, с помощью которого мышление изучает данный предмет.

Диалектика рассматривает мир как единое, связное целое.
Она исходит из того, что все вещи, явления, а также наши понятия как их мысленные отражения взаимодействуют друг с другом, находятся в непрерывном движении и противоречивом развитии.
Диалектический взгляд на природу, историю и человеческое мышление требует исследования изучаемого предмета во всех его связях и отношениях, прослеживания действительной истории его развития, раскрытия подлинных причин сложного и противоречивого процесса его изменения.

Метафизика — тоже слово греческое. В древности оно означало учение о началах всего существующего. В дальнейшем под метафизикой стали понимать такой способ мышления, при котором предметы и явления рассматриваются вне их взаимной связи, как неподвижные, раз навсегда данные, лишенные внутренних
противоречий.


В XVI—XVII вв. метафизический метод познания играл положительную роль в естествознании. Как отмечал Ф. Энгельс в работе «Анти-Дюринг», в начальный период развития естественных наук — физики, химии, биологии — необходимо было рассматривать природу, расчленяя ее на отдельные части, разделяя различные процессы природы на определенные классы, исследуя их изолированно, вне связи с другими явлениями и процессами. Все это, говорил Энгельс, было основным условием исполинских успехов, которыми ознаменовалось развитие естествознания того времени.

Однако уже в XVIII в. выявилась ограниченность метафизики, ибо ее рамки стали сдерживать развитие науки. Фактический материал, накопленный естественными и общественными науками, показал узость и односторонность метафизического понимания мира.

Но в буржуазной философии метафизика не была преодолена, она существует и по сей день. Правда, в настоящее время трудно найти философа, который бы полностью и безоговорочно отрицал развитие природы и общества. Да и не в этом дело. Как правило, современные метафизики упрощенно понимают характер всеобщей связи и сущность развития. Оставляя в тени вопрос о подлинном источнике движения и развития, они или усматривают его в действии нематериальных сил, или объявляют непознаваемым. Тем самым метафизика смыкается с идеализмом и агностицизмом.

Метафизический метод познания оказывается беспомощным при изучении противоречивых сторон вещей и явлений, их взаимодействия, при определении существа коренных, качественных изменений. Истолковывая общественные явления, современные метафизики затушевывают классовые противоречия, отрицают неизбежность социальных революций или объявляют их стихийными потрясениями, которые невозможно предвидеть. При этом игнорируются объективные закономерности развития общества, выхватываются и абсолютизируются второстепенные или просто внешние факторы (например, деятельность отдельных личностей, обладающих властью), отрицается общественный прогресс или же он истолковывается как совершенствование капиталистической системы.

Сохраняющийся в современной буржуазной философии антинаучный метафизический способ мышления служит эксплуататорским классам, заинтересованным в увековечении и оправдании отживших капиталистических общественных отношений.


Диалектика и метафизика — это два противоположных метода познания, два исключающих друг друга способа мышления.


Как материализм, так и идеализм может быть диалектическим или метафизическим;

при этом последовательный материализм несовместим с метафизикой.

Равным образом и диалектика может быть как идеалистической, так и материалистической;

при этом последовательная диалектика несовместима с идеализмом.


История философии, начиная с древнейших времен и до наших дней, заполнена борьбой материализма и идеализма, диалектики и метафизики. За этой борьбой философских взглядов, философских мировоззрений нужно видеть в конечном счете борьбу реальных общественных сил — определенных классов и социальных групп.


Материализм и диалектика возникли в глубокой древности. В зависимости от конкретно-исторических условий, а также от изменения предмета философии, ее целей и задач, они меняли свои формы. В истории домарксистского материализма различают:

материализм мыслителей рабовладельческого общества;

метафизический материализм буржуазного общества;

материализм революционных демократов XIX в. в России и других странах. В истории домарксистской диалектики выделяют:

стихийную диалектику мыслителей рабовладельческого общества;

идеалистическую диалектику немецкой классической философии;

диалектику революционных демократов.


Подлинно научной философией является созданный К. Марксом и Ф. Энгельсом и развитый В. И. Лениным диалектический материализм — высшая форма материализма, соответствующая современному состоянию науки и общественно-исторической практики.

Выражая интересы самого передового класса современного общества — революционного пролетариата, интересы всех трудящихся, марксистско-ленинская философия тесно связана с жизнью, с практикой коммунистического строительства. Она указывает верные пути революционного изменения мира, служит
теоретической основой коммунизма. Но история не должна проходить для нас бесследно, ибо прошлое всегда так или иначе живет в настоящем, а настоящее неизбежно явится составной частью будущего.

Поэтому далее мы кратко рассмотрим основные этапы развития материализма и диалектики в домарксистской философии, остановимся на их характерных особенностях. Знание исторического развития философии может и должно предостеречь нас от повторения ошибок и заблуждений, свойственных мыслителям прошлого. Это знание может оказаться весьма полезным и для разоблачения современной буржуазной философии, представители которой в своей борьбе против коммунистической идеологии используют все отжившее,
реакционное.

Наивный материализм и диалектика древних греков

Из истории известно, что еще за многие столетия до нашей эры в странах Древнего Востока — Египте, Вавилоне, Индии и Китае, а также в европейских странах — Греции и Риме существовало рабовладельческое общество. Богатые рабовладельцы, духовенство и купцы составляли в этом обществе класс эксплуататоров, живших за счет труда бесправных рабов, малоземельных крестьян и ремесленников.

Философия возникла и развилась в этих странах как идеология враждовавщих между собой групп рабовладельцев, которые вели ожесточенную борьбу за экономическое и политическое господство. Что же касается рабов и беднейших слоев свободного населения, то они были придавлены нуждой и непомерно тяжелым трудом и вообще не имели возможности заниматься ни наукой, ни философией.

Существовавшее в рабовладельческом обществе религиозно-идеалистическое миропонимание имело целью увековечить реакционные формы государственного правления, выгодные кучке аристократических слоев рабовладельцев. Однако в ту далекую эпоху в обществе были и передовые силы, выступавшие против
деспотических режимов, боровшиеся против идеалистических и религиозно-мифологических представлений о мире. В этой борьбе складывались различные оттенки философской мысли, которые в дальнейшем перерастали в разнообразные философские течения.


В условиях рабовладельческого общества философская мысль достигла особенно высокого развития в Древней Греции. Восприняв естественнонаучные знания и философские идеи, накопленные в странах Древнего Востока, древнегреческие мыслители развили их дальше, внеся много нового как в зарождавшиеся тогда области науки, так и в философию. Историческое значение древнегреческой философии мы определяем, исходя прежде всего из того, что внесли ее представители в разработку материализма и диалектики.


Философия Древней Греции возникла в тот период, когда на смену первобытнообщинному строю пришел строй рабовладельческий.
Первые философы Древней Греции были стихийными материалистами. Они пытались понять, что представляет собой мир как единое целое, найти первооснову, первоначало всех природных вещей. Родоначальником древнегреческого материализма считается Фалес (около 624—547 до н. э.). За основу всего существующего он принимал воду. По его мнению, именно вода есть материальное первоначало всех вещей: все возникает из нее и все в нее превращается. Его последователь Анаксимандр (около 610— 546 до н. э.) брал за основу неопределенную среду (апейрон), указывая, что это единое материальное первоначало находится в вечном непрерывном движении. По мнению Анаксимандра, из апейрона выделяются противоположности, соединение которых и образует различные качества вещей. Ученик Анаксимандра Анаксимен (около 588—525 до н. э.) первоосновой всего существующего считал воздух. Для него это беспредельная и бескачественная основа основ всех вещей, которая может находиться в различных состояниях. Разрежаясь, она превращается в огонь;
сгущаясь и уплотняясь, становится ветром, водой, камнем.
Таковы представления первых древнегреческих философов о единстве и многообразии мира, о том, из чего состоят все вещи.
Эти представления были еще примитивными, носили характер смутных догадок, но с их помощью осмысливался окружающий мир, схватывалось то общее, что лежит в основе происходящих в
нем многообразных изменений. Древнегреческие философы-материалисты делали первые попытки объяснить закономерные изменения природы. Так, например, Анаксимандр, стремясь объяснить происхождение живых существ, утверждал, что жизнь возникла благодаря солнечному теплу и влаге. Материалисты Древней
Греции искали причины и таких явлений, как радуга, молния, землетрясение, солнечное затмение, задумывались над происхождением небесных светил.

Дальнейшее развитие идей материализма и диалектики связано с именем Гераклита (около 544—483 до н. э.). За основу всего существующего Гераклит брал огонь, считая его единым материальным первовеществом природы. Его знаменитое положение: «Мир, единый из всего, не создан никем из богов и никем из людей,
а был, есть и будет вечно живым огнем, закономерно воспламеняющимся и закономерно угасающим»,— В. И. Ленин назвал очень хорошим изложением начал диалектического материализма.

Гераклит указывал на наличие закономерности в природе, называя эту закономерность «логосом». Он развивал мысль о том, что все в мире находится в процессе вечного движения, что все течет, все изменяется, подчиняясь закономерности, «логосу».

Эти изменения Гераклит считал результатом действия противоположных сил и заявлял, что все происходит через борьбу и что обновление наступает в силу необходимости. Гераклит подметил, что развитие не есть простое повторение. Солнце, говорил он, не только новое каждый день, но вечно и непрерывно новое. Представление о мире как о чем-то материальном, находящемся в вечном потоке изменения, обновления и
развития — это и есть то ценное в философии Гераклита, что было воспринято и всесторонне развито в последующей научной философии.


Гераклит твердо верил в возможность познания мира и считал, что для человеческого разума нет преград. Вместе с тем он видел сложность и трудность познания истины и говорил, что природа любит скрываться;

Поэтому, утверждал Гераклит, недостаточно открыть глаза и уши, чтобы стать мудрым и знающим. Постигать природу нужно разумом, мышлением, которое составляет великое достоинство человека.


Разумеется, низкий уровень общественного производства и науки раннего рабовладельческого общества заметно сказался на характере сделанных Гераклитом философских обобщений. Его взгляды, как и взгляды других древних мыслителей, во многих отношениях наивны и несовершенны. Тем не менее Гераклит
предстает перед нами как крупнейший древнегреческий философ-материалист и один из самых выдающихся представителей античной диалектики.


Большой вклад в развитие материализма сделал Демокрит (около 460—370 до н. э.). Он являлся выразителем стремлений тех слоев рабовладельцев, которые были заинтересованы в развитии торговли и ремесел. Демокрит, как и многие мыслители древности, был не только философом, но и естествоиспытателем. Его заслуга
перед философией и наукой состоит в том, что он обосновывал идею о внутреннем строении материальных объектов. Демокрит доказывал, что все предметы состоят из множества невидимых частиц — атомов, которые вечны, неизменны, непроницаемы и неделимы. Атомы находятся в непрерывном движении, перемещаясь в пустоте и кружась в вихре. В процессе этого движения они сочетаются между собой и порождают все сложное: огонь, воду, воздух, землю. Для Демокрита атомы— это бытие, а пустое пространство — небытие.

Как видно из сказанного, Демокрит пытался выделить такие всеобщие формы существования материи, как движение, пространство, время. При этом он ошибочно допускал, что пространство может существовать без атомов, т. е. без всякой материи. Однако, несмотря на это и ряд других неверных представлений, атомистическая теория Демокрита в течение многих столетий служила путеводной звездой для науки. Разумеется, современное учение об атомах существенно отличается от представлений Демокрита.
Но его общий философский вывод об объективном существовании материальных атомов сыграл огромную роль в истории науки и философии.


Развивая материалистическую теорию познания, Демокрит считал, что сознание человека есть результат воздействия на органы чувств объективно существующих атомов. Правда, это воздействие он понимал упрощенно. По его мнению, от каждого предмета во все стороны исходят потоки атомов, которые проникают
через органы чувств и вызывают ощущения. Вместе с тем в этом примитивном взгляде содержалась глубокая идея о том, что материальная природа существует объективно, а наши мысли отражают объективный мир.
Демокрит подошел к пониманию того, что наши органы чувств зрение, слух, обоняние, вкус, осязание — могут воспринимать далеко не все вещи и явления. Он утверждал, что в мире есть то, что бесконечно мало и что человек не в состоянии ни видеть, ни осязать, ни почувствовать на вкус. Как же человек познает подобные явления? Отвечая на этот вопрос, Демокрит ссылался на силу разума. Все, что ускользает от чувственного познания, может и должно быть обнаружено разумом. Знание об атомах, например, можно получить лишь с помощью мышления, умозрительно.

Тайны природы, согласно Демокриту, постигаются только мышлением. Разум — это наиболее совершенный инструмент познания, наиболее тонкий познавательный орган.

Так шаг за шагом зарождавшееся материалистическое и диалектическое миропонимание, опираясь на данные науки и практики, все глубже проникало в сокровенные тайны мироздания, вооружало людей истинными знаниями.

Развитие материализма встречало сильнейшее сопротивление со стороны защитников религиозно-идеалистического мировоззрения. Особенно ожесточенный характер борьба между идеализмом и материализмом приняла в V—IV вв. до н. э., когда в античном обществе резко выявились классовые противоречия и обострилась борьба за политическую власть между рабовладельческой демократией и рабовладельческой аристократией.

Самым крупным представителем идеалистической философии в Древней Греции был выходец из рабовладельческой аристократии Платон (427—347 до н. э.), который искал в идеализме теоретическое обоснование реакционного режима рабовладельческого государства. Он открыто возглавил борьбу против материализма и прямо сетовал на то, что под влиянием материалистической философии молодые люди впадают в безбожие.
Платон создал систему объективного идеализма. Миру чувственных вещей он противопоставил мир идей, или бестелесных форм вещей, и утверждал, будто идеи существуют объективно, независимо от природы и общества. Мир реальных вещей Платон называл миром теней, заявляя, что вещи — это лишь бледные
копии, тени идей. Природа, которую воспринимает человек, согласно Платону, реальна лишь постольку, поскольку она причастна к миру идей. Идеи — это вечные прообразы вещей, они только мыслятся, но не могут быть видимы, их тени — чувственные вещи — видимы, но лишены истинного существования.

Человеческая душа, или дух, учил Платон, существует независимо от тела в потустороннем мире идей. Она нематериальна и вечна. Так обосновывался миф о бессмертии души, которая будто бы лишь временно вселяется в человека, а потом вновь возвращается в пучину вечности.

Платоновская философия — это последовательный идеализм, который отрывает идеальное от материального, мысль от материи, общие понятия («плод» вообще, «дом» вообще) от реальных вещей и приходит к выводу, что существует мир и независимо от него — идея мира, бог, что существует человек и независимо от него — душа.

На этом примере наглядно видно, как идеализм смыкается с религией. Платон и его последователи считали бога
демиургом, т. е. творцом, создателем мира, природы.

Цель идеалистической философии Платона — убедить людей, что они не должны принимать окружающий мир за реальный, что им не следует искать сущность в вещах материального мира, а надо пытаться познать некое истинное идеальное бытие, созерцая для этого «божественный порядок». Платон считал, что чувства
не дают человеку сведений о сущем. По его мнению, подлинное знание является знанием о сверхчувственном царстве вечных идей.


Он стремился принизить роль чувственного познания, роль наблюдений, опыта, заявляя, что они не могут дать нам истины и что только душа способна проникнуть в сверхчувственный мир.

Таким образом, реальный процесс познания представал у Платона в извращенном виде.
Реакционные идеи Платона широко использовались философами-идеалистами в прошлом. Различные варианты подобных идей довольно часто встречаются и в современной буржуазной философии.

Несостоятельность многих положений платоновского объективного идеализма показал великий древнегреческий мыслитель Аристотель (384—322 до н. э.). В своих многочисленных сочинениях, в том числе и философских («Метафизика», «О душе» и др.) он убедительно опроверг идеалистические взгляды о первичности
бестелесных идей. Критикуя Платона, Аристотель правильно отмечал, что общие понятия нельзя отрывать от чувственных вещей: идеи, будучи сущностями вещей, не могут существовать отдельно от самих вещей. Однако при этом Аристотель не был до конца последователен и в решении ряда коренных философских вопросов колебался между идеализмом и материализмом.
Признавая материю в качестве общей основы всех вещей, всякого бытия, он заявлял, что материя не есть определенное или действительное бытие, что это лишь некая бесформенная, инертная, лишенная жизни субстанция. Для того чтобы материя стала активной, приобрела жизненную силу, она должна воплотиться в форме.
Форма, по Аристотелю,— это суть бытия каждой вещи, ее общая и первая сущность. Материя выступает в
чувственно-реальных вещах только в единстве с формой. Например, создавая из глыбы мрамора образ человека, скульптор придает ей определенную форму, которая и составляет сущность этой статуи.
Природа, по Аристотелю, также развивается благодаря тому, что форма придает материи определенное содержание. Исходя из этого, он пришел к ошибочному заключению, будто все явления природы содержат в себе разумную действующую силу, цель (энтелехию).

Этой целью и сущностью бытия и является, согласно Аристотелю, форма. Не будучи в состоянии научно объяснить источник происходящих в мире изменений, Аристотель искал этот источник вне материи, в сверхчувственной форме, утверждая, что формой всех форм и перводвигателем всей природы является бог. Подобная ссылка на разумного творца всего сущего впоследствии широко использовалась реакционной философией. Аристотель высказал много глубоких мыслей о познании. Он отмечал, что общие понятия, категории (качество, количество, необходимость, случайность и др.) выражают свойства и отношения бытия. Аристотель серьезно исследовал многие вопросы диалектики, разрабатывал учение о законах и формах мышления.
Его логические исследования не потеряли своей ценности и по сей день.
Таким образом, древнегреческие мыслители высказали много ценных философских идей. Особенно плодотворное влияние на дальнейшее развитие философии оказали положения древних материалистов о материальном единстве мира, о соотношении сознания и материи, о строении материи. Большое значение имели их,догадки о диалектике природы, о вечном изменении и развитии мира, о естественной закономерности и причинной обусловленности всех явлений. Древние философы обосновывали возможность
познания мира, подметили некоторые особенности взаимоотношения чувств и разума, ощущений и мысли, выделили ряд философских понятий и категорий.
Во взглядах древнегреческих мыслителей содержались элементы, зачатки самых разнообразных философских систем, разрабатывавшихся в последующие исторические периоды.

Борьба философских направлений в эпоху феодализма и в буржуазном обществе

Исчерпав возможности развития, рабовладельческий строй уступил место феодальному. В эпоху средневековья
господствующим было религиозно-идеалистическое миропонимание, имевшее целью увековечить власть феодалов и церковников. Из прежних философских систем наибольшее распространение получили взгляды идеалистов. Философскими исследованиями занимались преимущественно богословы. Поповщина убила все живое в философий Аристотеля, отбросив его материалистические искания и диалектические подходы, и использовала идеалистическую сторону его учения, приспособив ее к.интересам церкви.

В средневековом обществе, отмечал Ф. Энгельс, наука была служанкой богословия. Церковники и влиятельные феодалы превратили в служанку религии также и философию. Все было подчинено «доказательству» истинности религии, священного писания.

Ведущую роль стал играть так называемый схоластический метод, основанный на отвлеченных, абстрактных рассуждениях и бесплодных мудрствованиях о догмах христианской церкви.

Средневековая схоластика была весьма гибкой, часто меняла свои формы, пыталась использовать диалектику для доказательства истин религии, давала извращенное толкование таким философским понятиям, как бытие, сущность, форма и другие, вносила путаницу в теорию познания.

Виднейший представитель средневековой схоластики Фома Аквинский (1225—1274) провозгласил целью своей философии поиски «доказательств» существования бога как перводвигателя, первопричины, источника всякой необходимости, как разумного творца, определяющего цели всякого бытия. Признавая, что окружающие нас природные вещи материальны и состоят из неразличимых частиц, богослов утверждал, что первичная материя, из которой все создано, есть чистая пассивность. Бог же, по его мнению, является чистой активностью. Он создал материю и весь мир из ничего и придал существование каждой вещи.

Хотя в феодальную эпоху и господствовали идеалистическая философия и бесплодная схоластика, передовая
материалистическая мысль не была уничтожена и в те времена. Философские споры не затихали и в мрачные годы средневековья.
Содержание этих споров, касавшихся вопроса об отношении духа к природе, мышления к бытию, сводилось к вопросу о той, создан ли мир богом или же существует вечно. Более смелые философы и ученые даже спрашивали: а не способна ли материя мыслить?
С течением времени в недрах феодального общества стали появляться силы, заинтересованные в развитии производства и науки. Это была зарождавшаяся буржуазия, выступавшая против феодальных порядков, против богословия и схоластической философии. Особенно решительная борьба с засильем церкви развернулась в XV—XVII столетиях, т. е. в период, обычно называемый «эпохой Возрождения». Этот период характеризуется тем, что в странах Западной Европы резко усилилось стремление к познанию природы, интерес к опытному знанию и передовой философии Древней Греции.

В XVII в. материализм обрел новую родину в Англии — стране, которая одной из первых совершила буржуазную революцию. Родоначальником материализма нового времени явился Фрэнсис Бэкон (1561—1626), решительно выступивший против схоластики. Смысл философии Бэкон видел не в доказательстве истинности религиозных догм, а в разработке методов познания природы, ибо, по его словам, в знании заключена сила человека. Ф. Бэкон много сделал для возрождения древнегреческого материализма. Он решительно утверждал, что материи присущи движение, стремление и жизненный дух.

Вместе с тем во взглядах Бэкона было много непоследовательного. Так, он не раз заявлял, что наука и вера имеют каждая свою область и не должны мешать друг другу. Однако нужно иметь в виду, что подобные высказывания в ту эпоху, когда еще сильна была власть религии, на деле означали стремление обеспечить
независимое развитие науки. Таким образом, материалистическая философия медленно, шаг за шагом оттесняла религию и идеализм.
Но религиозно-идеалистическая философия еще продолжала крепко удерживать свои позиции. Против материалистических и атеистических взглядов передовых философов выступил один из виднейших представителей субъективного идеализма, английский епископ Джордж Беркли (1685—1753). В слове «материя», писал он, не заключено никакого представления; материя — это ничто, несуществующая сущность. В природе, по его мнению, нет объективной причинности, нет закономерности.

Беркли признавал реальным лишь то, что воспринимает субъект. При этом он утверждал, что воспринимаемые нами предметы (яблоко, вишня) являются совокупностью наших ощущений (сладкого, красного, сочного). Таким образом, у Беркли получается, что бытие предметов, их существование зависит от того, воспринимаем мы эти предметы или нет. Реальность чувственных вещей заключается с этой точки зрения в том, что их кто-либо
воспринимает. Существовать, по Беркли,— значит быть воспринимаемым. Исходя из этого, он отрицал существование чего-либо, что не является продуктом разума, и откровенно писал, что материю нельзя признать объективно существующей, ибо это ведет к безбожию.

В конце XVII и особенно в XVIII в. в борьбу с идеализмом и религией вступили буржуазные просветители ряда европейских стран и такие известные французские материалисты, как Жюльен Офре Ламетри (1709—1751), Дени Дидро (1713—1784), Поль Анри Гольбах (1723—1789), Клод Адриан Гельвеции (1715—1771).

Борьба французских материалистов против религиозно-идеалистического мировоззрения была непосредственно связана с политической борьбой буржуазии. Подвергая беспощадной критике феодальный общественный строй, феодальные традиции, идеологию и политику, они добивались уничтожения средневековых порядков и преобразования государственного строя в интересах буржуазии.

Буржуазия была заинтересована в быстрейшем развитии производства и, следовательно, науки. Наука же на каждом шагу наталкивалась на сопротивление средневековой схоластики и религии. Не удивительно, что буржуазные идеологи шли на штурм устоев средневековья под флагом просвещения и материализма.
Отвергая церковные и идеалистические измышления о существовании сверхприродных сил, французские материалисты доказывали, что природа и общественная жизнь подчиняются естественным закономерностям. Они правильно считали, что все изменения в мире вызываются естественными, природными причинами.

То, что не является материей, утверждали французские материалисты, не может быть ее движущей силой. Материальная природа, заявляли они, существует объективно, и, следовательно, материя есть сущность, первоначало и первооснова всякого бытия.

Природа никем не создана, она вечна.
Если нас спросят, откуда появилась материя, писал Гольбах, мы ответим, что она существовала всегда. Если спросят, продолжал он, откуда у материи появилось движение, мы ответим, что по тем же основаниям она должна была двигаться вечно, так как движение — необходимый результат ее существования, ее сущности.

Для французских материалистов материя — это все то, что воздействует каким-либо образом на наши органы чувств, это воспринимаемое нами бытие. Глубокие мысли о материи и ее свойствах высказывал Дидро, который стремился понять, как развивалась материя, как произошел переход от неощущающей материи к ощущающей.

Он уже догадывался о том, что ощущения свойственны только живым организмам, а материя в целом обладает
способностью, родственной ощущению. Французские материалисты глубоко верили в возможность познания мира. Они высоко ценили роль чувственного знания и резко критиковали идеалистов, которые, по словам Дидро, признают истинным только свое собственное существование и существование своих ощущений, не допуская ничего другого. Он называл досужим вымыслом идеалистическое положение о том, будто весь мир существует лишь в нас самих и в нашем воображении. Философские взгляды французских материалистов содержали некоторые элементы диалектики. Но в целом их материализм страдал существенными недостатками, на которые указывал Ф. Энгельс в работе «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии».
Во-первых, этот материализм был преимущественно механистическим. Подобная ограниченность была неизбежна и обусловливалась уровнем развития науки. Наивысшего расцвета в то время достигла механика, а такие науки, как, например, химия и биология, только начинали создаваться. Поэтому даже самые сложные процессы органической природы, не говоря уже о химических процессах, ученые стремились объяснить чисто
механически, путем перенесения законов механики на область других явлений природы.

Во-вторых, французский материализм был метафизическим. Он не рассматривал природу в процессе исторического развития. Изменения, происходящие в природе, понимались им как простое повторение одних и тех же процессов. Диалектика не применялась ни к объяснению явлений природы, ни к познанию. Наконец, в-третьих, французские материалисты оставались идеалистами в истолковании общественной жизни. Они не
улавливали объективной закономерности в развитии общества, не понимали определяющей роли производства, а также решающего значения классовой борьбы в обществе, разделенном на враждебные классы. Считая, что развитие общества определяют те или иные, идеи, взгляды (и не ставя вопроса о материальном источнике этих идей, об общественно-экономических отношениях), французские материалисты делали ошибочный вывод, что на смену феодализму XVIII в. может прийти «царство разума», основанное на идеалах равенства, справедливости, свободы и братства людей.

В действительности же эти заманчивые лозунги, под знаменем которых совершались буржуазные революции, в то время осуществиться не могли. «Мы знаем теперь,— отмечал Ф. Энгельс,— что это царство разума было не чем иным, как идеализированным царством буржуазии», что «вечная справедливость» нашла свое осуществление в буржуазной законности, выражающей волю эксплуататоров, а одним из самых существенных прав человека провозглашена была буржуазная собственность.
В конце XVIII—начале XIX в. развернулась острая борьба между идеализмом и материализмом, метафизикой и диалектикой в немецкой философии. Эта борьба явилась своеобразным отражением реальных общественных противоречий. В тот период немецкая буржуазия впервые выступила против феодализма. Однако, будучи нерешительной и трусливой, она стремилась совершить социально-экономические преобразования не революционным путем, а добиваясь отдельных уступок, реформ при сохранении монархии. Стремление к уступкам, к компромиссам в общественной жизни неизбежно приводило к компромиссам и в области идеологии.
В немецкой философии того времени, которую называют классической, различают линию идеализма (его наиболее видные представители — И. Кант и Г. Гегель) и линию метафизического материализма (Л. Фейербах).
Иммануил Кант (1724—1804) известен, в частности, тем, что он выдвинул научную гипотезу, предположение о возникновении солнечной системы из первоначальной туманности. Идея о естественноисторическом роисхождении небесных тел явилась серьезным ударом по метафизическим представлениям о природе.
Положительной стороной философии Канта было признание того, что вещи существуют объективно, сами по себе. Однако при этом он обосновывал ошибочный вывод о принципиальной непознаваемости мира, защищал линию агностицизма, доказывая, что разум человека ограничен и не способен познать мир.
Характеризуя эту философскую позицию, В. И. Ленин указывал: «Основная черта философии Канта есть примирение материализма с идеализмом, компромисс между тем и другим, сочетание в одной системе
разнородных, противоположных философских направлений. Когда Кант допускает, что нашим представлениям соответствует нечто вне нас, какая-то вещь в себе,— то тут Кант материалист. Когда он объявляет эту вещь в себе непознаваемой, трансцендентной, потусторонней,— Кант выступает как идеалист.
Устанавливая принципиальную границу познания, Кант фактически оставлял место религии, вере в нечто надприродное, сверхъестественное. Он отрицал существование объективных закономерностей, утверждая, что законы предписывает природе разум. Отрывая важнейшие философские понятия от объективной действительности, Кант давал им идеалистическое истолкование.
Внутренне противоречивой и непоследовательной была и философия Георга Вильгельма Фридриха Гегеля (1770—1831), который сделал серьезную попытку сочетать диалектику с объективным
идеализмом.
Разрабатывая диалектику, Гегель стремился представить весь мир — природу, общественную жизнь и мышление — как процесс бесконечного движения, изменения и развития. Он выделил основные принципы, законы и категории диалектики. Весьма плодотворной была его идея о том, что развитие природы, общества
и мышления подчиняется одним и тем же законам диалектики. Однако, будучи объективным идеалистом, Гегель исходил из того, что в основе всех явлений мира, в основе природы и общества лежит некая абсолютная идея, мировой дух. Эта абсолютная идея выступает у Гегеля как основа всего сущего, всего бытия и вместе с тем как деятельное начало.

Для Гегеля природа — это лишь перевоплотившаяся идея, иное ее бытие, ступень в развитии мирового духа. В его философии все представлено в искаженном виде: не мысли выступают отражением объективно существующих вещей, материального бытия, а, наоборот, идея, мировой дух как активная сила порождает природу, развитие которой приводит затем к появлению человека как мыслящего существа, посредством которого идея познает самое себя. Нетрудно понять, что абсолютная саморазвивающаяся идея Гегеля, мировой дух — это то, что религия называет богом.


Поскольку, согласно Гегелю, до природы существовал чистый дух» то, следовательно, был такой момент (акт становления в развитии), когда чистое бытие воплотилось в природе. А это значит, что в развитии природы было начало. Такой вывод, навязываемый объективным идеализмом, никак не согласуется с диалектикой.
У Гегеля, отмечал Ф. Энгельс, природа не способна к развитию во времени. Таким образом, диалектика Гегеля, требующая исторического взгляда на мир, приходит в противоречие с его идеалистической системой. Это внутреннее неразрешимое противоречие между идеализмом и диалектикой Гегель преодолеть не смог.
Противоречия между диалектическим методом и идеалистической системой довольно часто возникают у Гегеля и при истолковании явлений общественной жизни, и при объяснении процесса познания. Здесь в полной мере проявилась классовая позиция мыслителя. Гегель был придворным философом прусского монарха, и признание абсолютного духа оказалось удобным для теоретического оправдания абсолютной монархии, которую Гегель пытался изобразить как шествие мирового духа по земле.

Несостоятельность гегелевского объективного идеализма и идеалистической философии в целом показал немецкий материалист Людвиг Фейербах (1804—1872). Он подверг тщательному разбору и глубокой критике учение Гегеля о первичности абсолютной идеи и вторичности природы и показал, что это учение представляет собой утонченное выражение религиозного мифа о том, что природа сотворена богом.
Критикуя идеализм, Фейербах доказывал, что природа материальна, телесна, чувственна, что она включает в себя весь материальный мир. Материя, утверждал он,— это не только то, что рассеяно вне человека, на небе и на земле, но и то, что сосредоточено в самом человеке. Материя никем не сотворена, она существует вечно.
Отмечая, что естественное развитие природы привело к появлению человека, обладающего способностью мыслить, Фейербах подчеркивал, что мышление неотделимо от материи, что оно является результатом деятельности мозга. Никакого другого мышления, кроме человеческого, утверждал он, нет и быть не может. Единство бытия и мышления, писал Фейербах, имеет смысл лишь тогда, когда основанием, субъектом этого единства берется реальное существо, человек. Не материя есть продукт духа, а дух есть высший продукт материи.
Признавая объективную реальность внешнего мира, предметов и явлений, отражаемых нашим сознанием, Фейербах указывал, что природа существовала и тогда, когда не было условий для существования человека. Тот вещественный, чувственно воспринимаемый нами мир, к которому принадлежим мы сами, есть единственно действительный, реальный мир, а все остальное — это идеалистический вздор.


Развенчав гегелевскую философию и опровергнув ее доводы, Фейербах, однако, не преодолел ограниченность предшество вавшего материализма. Его философия — это материализм без диалектики. Фейербах отбросил гегелевскую идеалистическую систему, но вместе с ней он отбросил и диалектику Гегеля, его ценные идеи о развитии. Оставаясь на позициях метафизического материализма, Фейербах не смог понять общественно-историческую сущность самого человека, решающую роль его преобразующей общественно-практической деятельности. Человека ой рассматривал лишь как биологическое существо и не дошел до понимания того, что развитие человека определяется развитием общественного производства. Движущей силой истории Фейербах считал человеческие чувства и страсти и, таким образом, не поднялся до материалистического понимания явлений общественной жизни.

Роль русских революционных демократов в развитии философии

Большую роль в борьбе передовой материалистической философии с идеализмом сыграли революционные демократы России и других стран, восставшие против засилья религиозно-идеалистического мировоззрения.
Русские революционные демократы XIX в. Виссарион Григорьевич Белинский (1811—1848), Александр Иванович Герцен (1812—1870), Николай Гаврилович Чернышевский (1828—1889), Николай Александрович Добролюбов (1836—1861), Дмитрий Иванович Писарев (1840—1868) и другие выступили в период кризиса
феодально-крепостнического строя в России. Являясь активными политическими и общественными деятелями, они понимали, что Россия нуждается в глубоких революционных преобразованиях, и прежде всего в ликвидации крепостного права. Революционные демократы видели, что крестьянство, составлявшее основную
массу населения страны, испытывало двойной гнет — крепостничества и капитала. Выражая интересы антикрепостнических сил, думы и чаяния крепостного крестьянства, они содействовали борьбе народных масс против феодально-самодержавного гнета, крепостнического и буржуазного рабства. Революционные демократы России сыграли большую роль в развитии материализма и диалектики. Опираясь на достижения
науки своего времени и на материалистическую философию, они более последовательно, чем их редшественники-материалисты, критиковали идеализм, в значительной мере преодолели ограниченность метафизического материализма. Отмечая роль Н. Г. Чернышевского в развитии философии, В. И. Ленин писал:
«Чернышевский — единственный действительно великий русский писатель, который сумел с 50-х годов вплоть до 88-го года остаться на уровне цельного философского материализма и отбросить жалкий вздор неокантианцев, позитивистов, махистов и прочих путаников. Русские революционные демократы разрабатывали учение о материальности мира, объективном характере законов его развития. «В природе,— писал Н. А. Добролюбов,— все идет постепенно от простого к более сложному, от несовершенного к более совершенному; но везде одна и та же материя, только на разных степенях развития». Революционные демократы развивали мысль о том, что вечно изменяющаяся природа на определенной стадии своего развития с неизбежностью порождает мыслящие существа. Они говорили, что дух, мысль — это результат развития природы и истории. Поэтому нельзя считать идеи, мышление первичным и абсурдно выводить природу, материю из сознания. Выступая против агностицизма, русские революционные демократы отвергали всякие сомнения в возможности познания мира. Они заявляли, что объективно существующие предметы и явления, их качества, свойства и отношения, объективные законы их существования и развития правильно отражаются нашим мышлением.
Русские революционные демократы вплотную подошли к диалектическому пониманию природы и общества. Диалектику они считали «алгеброй революции». Но объективные исторические условия, отсталость русской жизни помешали им стать последовательными материалистами-диалектиками. Не дошли они и до материалистического понимания общественной жизни. Правда, при рассмотрении общества у них имеется целый ряд элементов материализма. Русские революционные демократы, например, указывали на огромную роль народных масс в истории, подчеркивали значение экономических факторов в жизни общества, высоко оценивали роль искусства и передовых идей в общественном развитии. От сочинений Чернышевского, писал Ленин, веет духом классовой борьбы.

Заканчивая краткую характеристику основных этапов развития материализма и диалектики в домарксистской философии, следует сказать, что представители этой философии не сумели создать последовательную философскую теорию, подлинно научное мировоззрение. Стройное научное философское мировоззрение, которое правильно отображает процесс развития природы, общества и мышления, впервые в истории было создано марксизмом.

§ 2. Революционный переворот в философии, совершенный марксизмом.

Раздел: Психолог онлайн | Комментарии к записи § 1. Что такое философия, как она возникла и развивалась НКФ отключены